Производитель это гражданский кодекс

Статья 535. Договор контрактации

1. По договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю — лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи.

2. К отношениям по договору контрактации, не урегулированным правилами настоящего параграфа, применяются правила о договоре поставки (статьи 506 — 524), а в соответствующих случаях о поставке товаров для государственных нужд (статьи 525 — 534).

Комментарий к Ст. 535 ГК РФ

1. Контрактовать — заключать контракт на получение, использование кого- и (или) чего-нибудь (контрактовать урожай, контрактовать работников) . Таким образом, в широком смысле под контрактацией понимают заключение контракта, договора, а также систему контрактов, заключаемых в какой-либо области. Исторически сложилось так, что термин «контрактация» применяется к договорам по закупке сельскохозяйственной продукции в сфере растениеводства и животноводства. Под сельскохозяйственной продукцией в данном случае следует понимать продукцию, либо совсем не переработанную, либо прошедшую первичную обработку исключительно для целей краткосрочного хранения перед продажей.

———————————
См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. 7-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1968. С. 285.

2. Участниками данных отношений являются субъекты предпринимательской деятельности — коммерческие организации и индивидуальные предприниматели.

Непосредственные производители сельскохозяйственной продукции — это в основном производственные сельскохозяйственные кооперативы, хозяйственные общества, специализирующиеся на производстве сельскохозяйственной продукции, крестьянские (фермерские) хозяйства. Производителями сельхозпродукции можно было бы также назвать физических лиц — садоводов и огородников, однако в связи с тем, что садоводство и огородничество как массовое в свое время движение, охватывавшее большое количество граждан, утрачивает популярность, а на садовых участках выращиваются небольшие объемы продукции, сложно представить в качестве участников отношений контрактации (лиц, производящих и реализующих в значительных объемах сельскохозяйственную продукцию) этих субъектов.

Заготовитель сельскохозяйственной продукции является профессиональным участником соответствующих отношений. Анализ текста статей ГК РФ о контрактации позволяет сделать вывод о наличии у заготовителя сельскохозяйственной продукции более жестких обязанностей по договору, чем у ее производителя. Как отмечает В.В. Витрянский, «в отношениях по контрактации продавец, в качестве которого выступает производитель сельскохозяйственной продукции, является слабой стороной, а покупатель (заготовитель), напротив, представляет собой организацию, которая занимается профессиональной деятельностью по закупкам сельскохозяйственной продукции в целях дальнейшей ее переработки и реализации и которая в состоянии диктовать свою волю производителю» . К сожалению, не очень жизнеспособной в условиях рынка оказалась потребительская кооперация, заготовительные подразделения которой всегда занимались закупками сельскохозяйственной продукции. Таким образом, лицами, осуществляющими закупки сельскохозяйственной продукции, становятся либо профессиональные производители пищевой продукции, либо посредники-перепродавцы.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о передаче имущества» (книга 2) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (4-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М.: Статут, 2001. С. 126.

3. Несмотря на то что договор контрактации выделен в отдельный договор, по своей правовой природе он очень похож на договор поставки, и не случайно в п. 2 комментируемой статьи указывается на то, что к отношениям по договору контрактации, не урегулированным правилами настоящего параграфа, применяются правила о договоре поставки (ст. ст. 506 — 524 ГК). Таким образом, по своей общеправовой характеристике договор контрактации является договором консенсуальным, возмездным, взаимообязывающим.

Указание в п. 2 данной статьи на то, что к отношениям по договору контрактации могут применяться правила, содержащиеся, как известно, в Законе о поставках для государственных нужд, свидетельствует о том, что государство в лице создаваемых им унитарных предприятий и учреждений также может быть участником отношений по контрактации. Помимо положений ГК РФ о поставке товаров для государственных нужд могут применяться нормы специального законодательства, в частности Федеральных законов от 2 декабря 1994 г. N 53-ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд», от 13 декабря 1994 г. N 60-ФЗ «О поставках продукции для федеральных государственных нужд», от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ «О государственном материальном резерве», от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Кроме того, можно назвать и некоторые подзаконные акты в этой сфере, такие как Постановления Правительства РФ от 7 декабря 2000 г. N 927 «О государственной поддержке развития фермерства и других субъектов малого предпринимательства в сельском хозяйстве», от 3 августа 2001 г. N 580 «Об утверждении Правил осуществления государственных закупочных и товарных интервенций для регулирования рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия».

Гражданский кодекс для чайников

© ООО «Издательство «Эксмо», 2018

© Усольцев Д. А., 2018

Предисловие автора из книги «Уголовное право для чайников»

В детстве, еще в школе, я часто задавался вопросом: «Для чего пишутся такие учебники?» Ответить на него никто не мог. Сначала казалось, что учебники пишутся с целью затуманивания сознания школьников, но потом оказалось, что таких целей авторы учебников ставить перед собой не могли – эти существа вообще не способны ставить какие бы то ни было вменяемые цели.

Когда мне было лет этак тринадцать, мне попался американский учебник по физике, и я был ошарашен: оказалось, что есть в мире страны, где учебники пишутся на человеческом языке и не вызывают отвращения. Может быть, в это и сейчас сложно поверить… но это факт. Так было. Тогда, в отформатированном железобетонном Совдепе, это открытие стало бы посерьезнее, чем, например, общение с инопланетянами. Инопланетяне – чепуха, а вот учебник, написанный так, что его можно читать, – это почти чудо…

В дальнейшем у учебникописцев обычай писать книжки не для чтения, а для лелеяния своей собственной неадекватности, сохранился. Чтобы не быть голословным, привожу выдержку из учебника по уголовному праву 1999 года издания (не удивлюсь, если окажется что он переиздается до сих пор). Вот выдержка, один к одному: «Не имеют уголовно-правового значения объективные признаки, не обусловливающие смягчение уголовной ответственности, если психическое отношение к ним виновного не выражено в форме умысла или неосторожности». Прочтите мою книгу до конца, а потом вернитесь к этой выдержке и попытайтесь понять – что имел в виду тот, кто ТАКОЕ написал…

Прошли годы, и я сам решил написать книгу об уголовном праве, и даже нашлось издательство (издательство «Эксмо»), готовое ее издать. Надеюсь, что у меня получилось написать книгу:

1) которая легко читается;

2) выполняет свою роль – учит людей, а не запутывает.

Когда я взялся за написание сей книги, я в очередной раз осознал, что у меня – юридическое образование. Вот так. Приехали. Ведь что значит «юридическое образование»? Это значит, что во мне УЖЕ ЕСТЬ громоздкая юридическая основа… Во мне существует целый ворох установок, которых у моих читателей нет. Это значит, что при написании ЮРИДИЧЕСКОЙ книги мне читателю придется элементарные, для человека знающего, вещи объяснять постоянно, в работе… ну, примерно, как Ленину приходилось набирать неграмотных крестьян с улицы и прямо по ходу дела учить их управлять другими людьми, действиями и процессами… Они только что чугунные болванки в литейном цеху отливали и не понимали словосочетания «совокупность общественных отношений» и «смена установок мышления», а им пришлось это не только понимать, но и ПРИМЕНЯТЬ. Это же все равно что сесть в кабину самолета с соседом по лестничной клетке и на пальцах учить его управлять аппаратом, наблюдая, как он опешивает, «зависает» от простейших словосочетаний вроде «положение продольной оси самолета относительно горизонта»…

Смотрите так же:  Налоговая декларация продажи дома

Предисловие автора к «Гражданскому кодексу для чайников»

Несколько лет тому назад, когда я писал книгу «Уголовное право для чайников», сложностей с выражением своих мыслей по теме уголовного права я не испытывал. Книга получалась простой, занимательной, сочной. Да, сочной, потому что книга была именно про уголовное право. Право же гражданское – вещь более обыденная, сухая, земная, интеллектуальная, не выходящая из ряда вон и не касающаяся ничего животрепещущего вроде «ворвались в магазин впятером в масках, с тремя единицами огнестрельного оружия и завладели шестью тысячами семьюстами тридцатью двумя рублями из кассы». В гражданском праве (цивилистике) все «цивильнее». Ну, имущество. Ну, дееспособность. Ну, взыскание неустойки. Скукотища, не правда ли? Тем не менее на практике, в так называемой «жизни», знание гражданского права – вещь более нужная, нежели знание уголовного права. Помню, что когда-то в ранней молодости я по заочному совету Фридриха Ницше стал читать книгу Артура Шопенгауэра, которая называлась «Афоризмы житейской мудрости». Вот-вот: знание основ гражданского права – это необходимая часть этой самой «житейской мудрости».

Данная книга – не истолкованный, расшифрованный, прокомментированный, размазанный по столу Гражданский кодекс. Это не книга для юристов. Есть много взрослых и относительно взрослых людей – бухгалтеров, врачей, свободных художников, маркетологов, инженеров, стилистов, водителей и, наконец, просто студентов, отделенных от юриспруденции прочной стеной, но желающих разбираться в праве как таковом. При этом таким людям, не юристам, не нужен очередной железобетонный «талмуд», требующий нечеловеческих усилий и вызывающий приступы удушающей скуки…

Чтобы написать комментарий к Гражданскому кодексу для юристов – много ума не надо. Сложнее написать то же самое для неюристов. Есть известное выражение: «Если человек что-либо действительно понимает, то он способен рассказать это пятилетнему ребенку так, чтобы тот смог то же самое донести до другого пятилетнего ребенка, который тоже все поймет». Это касается всего, включая законы физики и химии. Как часто такое бывает: ребенок тяготеет к какому-либо предмету в школе, например, к истории. В итоге он понимает: учебник по истории написали люди недалекие, учительница в теме не разбирается, одноклассникам вообще на учебу по барабану… и вообще, выживать надо, а не в облаках летать… рождены-то мы, оказывается, не для того, чтобы сеять разумное, доброе, вечное, а для того, чтобы выжить, заработать денег и провести старость в сытости… Так талант историка, наряду с другими, начинает закапываться в землю… Родители (нормальные люди) возмущаются: «У него одна гулянка на уме!» В итоге вырастает очередной «нормальный человек», еще один кусок еды для большого чудовища…

Иными словами, есть вещи простые и количественные, например, информация. Есть вещи менее количественные и более качественные, например, сведения. Есть вещи еще более сложные и качественные, например, знания. Есть вещи сугубо качественные, например, ведание. Если нормальные учебникописцы готовят тексты нарочито информативные, то есть мертвые, то у меня цель диаметрально противоположная.

Откройте Гражданский кодекс. Видите, как много всего? Слова и слова. Однако в кодексе нет ничего лишнего. Все эти слова необходимы. Почему? Потому что все, что вас окружает, все эти материальные блага: жилые дома, заводы, стадионы, базары, кинотеатры, корабли, автомобили, банки и торговые центры – вся их деятельность регулируется главным образом «Гражданским кодексом». Гражданское право – это не умозрительная заоблачная выдумка, а юридический регулятор, отражение экономики страны.

Правовых норм в Гражданском кодексе – тысячи. Просто брать и зубрить их, как это делается во всех учебных заведениях, где, по выражению Фридриха Ницше, студентов учат прежде всего скучать, – и сложно, и глупо. Учить что-либо вроде Гражданского права в учебном заведении – это все равно что учиться боксу по книжке. Именно поэтому Ленин когда-то написал: «От живого созерцания – к абстрактному мышлению, а от него – к практике, таков диалектический путь познания истины». В нашей системе образования, которую неизвестно с чьей подачи принято считать классической, все делается ровно наоборот: сначала душу и психику человека насилуют грудой тяжелых мертвых умозрительных конструкций, затем он выходит на свет божий и наконец-то, уже потратив на мертвечину лучшие годы жизни, начинает учиться. К чему я это пишу? К тому, что большая часть того, что есть в Гражданском кодексе, не может быть понята людьми, которые непосредственно с юридической практикой не сталкивались. По этой причине о большей части кодекса писать не имеет никакого смысла.

Согласно формату данного пособия, множество частностей Гражданского кодекса в данную книгу не входит. Большая часть кодекса осталась за пределами этой книги. Данная книга – это карта местности с основными дорогами, лесами, полями, холмами и водоемами. И примером отношения к ним. В ней нет описания многих тысяч отдельных второстепенных троп, кустов и лощин. Но, имея такую карту, вы при желании тропы, кусты и лощины найдете сами – в Гражданском кодексе.

Общие пояснения автора

Есть одна важная юридическая истина – «НАДО УМЕТЬ ЧИТАТЬ ЗАКОН». Важно понять это странное (для не юристов) словосочетание «надо уметь читать закон» и действительно НАУЧИТЬСЯ ЧИТАТЬ ЗАКОН, ведь закон читается не так, как «А может, это дворник был. Он шел по сельской местности к ближайшему орешнику за новою метлой». Закон – это не журналистская статья. Закон читается по-другому… и от его прочтения, бывает, зависит человеческая жизнь… не от закона, а от его прочтения! Правильного или неправильного! Зарубите себе это на носу. И дело здесь не в том, что «закон – что дышло, куда повернешь – туда и вышло». Это совсем не так. Это плохой закон – «что дышло», а российские законы не так уж плохи, особенно если учитывать, что все познается в сравнении.

Для упрощения изложения я:

– «Гражданский кодекс России» часто называю «Гражданским кодексом», «ГК» или «кодексом»;

– «Кодекс РФ об административных правонарушениях» часто называю «Административным кодексом»;

– использую общее понятие «Законодатель» без долгих расшифровок того, что такое законодательная власть, место в ней Федерального Собрания РФ (Госдумы и Совета Федерации), когда, как и что подписывает Президент РФ и прочее;

– под «законодательством» часто подразумеваю и законы, и подзаконные нормативно-правовые акты.

Глава 1. Гражданское право и гражданские права

Что такое «гражданское право»?

Когда-то, когда я поступил на юридический факультет, мой друг детства, человек здравый и трезвый, спросил у меня: «А что вы там изучаете? Суть вообще – в чем?» Я ему ответил: «Видишь ли… есть личность, общество и государство…», на что он мне тут же возразил: «Ну, ты-то понимаешь, что нет ни личности, ни общества, ни государства?» Я вздохнул и ответил: «Я-то понимаю…» В это время мы проходили мимо серого двуногого существа, которое стояло с мятой зверской харей и бутылкой какой-то дряни в руке, оно глядело в никуда прогнившим всененавидящим взглядом и бурчало себе под нос что-то грязно-сквернословное… Мой друг сказал: «Вот если бы ты мог казнить его за осквернение такого понятия, как «личность» – ты его казнил бы?» Это был риторический вопрос, поэтому, не дожидаясь моего ответа, он быстро добавил: «Это, для начала, по поводу «личности»…» Обсуждать же «общество» и «государство» мы не стали: все было и так понятно.

Смотрите так же:  Правила работы в сизод требования безопасности

Для понимания такого явления и понятия, как «право», понимание того, что такое «общество», есть необходимость. Торжество так называемого «социализма» в России не прошло бесследно: люди порядком огрубели, приземлились и отупели. Материализм как чугунная пыль въелся в плоть и кровь. Немудрено, что такую вот материалистическую цивилизацию развалила другая цивилизация – более тонкая, сложная, идеалистическая, в которой изучались не только молекулы, шестеренки, руды и книжки сына раввина по фамилии Маркс, но прежде всего Человек и Общество (и средства их разрушения). А «общество» – это совсем не пресловутая «совокупность людей, объединенных способом производства материальных благ на определенной ступени исторического развития, определенными производственными отношениями», и на Западе это, слава богу, хорошо понимали.

Однако не будем идти сильно вглубь, для изучения Гражданского кодекса в этом нет необходимости. Нас интересует «общество» не как явление, потому что, например, российское общество – это, по сути, не общество (и не народ), а население, нет у нас никакого «общества»… В рамках же данной книги нас интересует «общество» прежде всего как юридическое понятие. Как понятие. Вы должны понимать, что «личность», «общество» и «государство» – это необходимые для изучения юриспруденции понятия. Существуют ли «личность», «общество» и «государство» как явления окружающей нас реальной действительности и можно ли эти явления «опонятить» – не имеет никакого значения.

А непременным свойством, признаком общества как такового являются такие вещи, как культура, мораль и право. Всего этого вне общества нет. Право – это атом такой молекулы как «общество».

А что есть «право»?

Приведу выдержку из другой своей юридической книги:

Что такое вообще «право»? Право – это закрепленная в законе воля. Господствующая воля. Это может быть воля Бога в лице его помазанника. Это может быть воля демона в лице избранного им народа. Это может быть воля аристократии, сынов божиих, голубокровных. Это может быть воля так называемой мафии, воля неких групп людей. Это может быть воля общественного большинства. Право шире закона. Закон – это «что нужно, можно и нельзя», а право – это вещь более глубинная, она имеет отношение к представлениям людей о должном мироустройстве, о назначении человека и общества, о справедливости и т. д.

Закон (система законов) – это основной способ существования права, основной способ выражения права.

Право в узком смысле этого слова, как закон – это 1) система устанавливаемых и охраняемых государственной властью норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе, а также 2) наука, изучающая эти нормы и правила.

Право как закон – это способ упорядочить. Законом как инструментом упорядочиваются общественные отношения.

Конечно же, общество – это нечто большое и сложное, в нем есть совершенно разные виды носителей, обладателей, использователей права, и они попадают в совершенно разные обстоятельства, вступают в разные взаимоотношения…

То есть взаимоотношения в обществе бывают разные по видам, по типам: одно дело – получение наследства, другое дело – вывоз из страны через границу накопанных в Тмутаракани древних монет. Любой читатель осмысливает это и понимает, что эти два примера относятся к разным видам общественных отношений. Или еще пример: с одной стороны – выплата алиментов бывшей жене, с другой стороны – выплата штрафа за превышение скорости. Почувствуйте разницу: в одном случае речь идет о взаимоотношениях двух равноправных граждан, в другом – об исполнении наказания за нарушение установленных для всех правил дорожного движения.

Право – вещь сверхчеловеческая, сложная, многосторонняя. Но нас сейчас не интересует право как явление, нас интересует право, выраженное в форме законодательства. Не в виде архетипов, не в виде правовой культуры, не в виде негласных правовых предписаний отдельных групп людей, не в виде внутренних правил поведения Ордена Зелёного Дракона, а просто в виде российского законодательства.

Законодательство – это одна из форм выражения права.

Право в виде законодательства разделяется на отрасли.

А какие есть отрасли законодательства? Вот основные:

Гражданское право – это часть большой правовой системы.

Гражданским правом регулируется один определенный вид общественных отношений. Какой?

Например: Алексей Пешков (он же – Максим Горький) пошел в лавку купца Доброхотова и накупил себе колониальных товаров. Это гражданские правоотношения. Другой пример: Росприроднадзор оштрафовал Водоканал за нарушение правил водопользования. Это не гражданские правоотношения. Еще пример: в 2007 году я, автор данной книги, заключил с издательством «Эксмо» договор на написание книги «Права водителя». Это гражданские правоотношения. Еще пример: гражданин Ф., насмотревшись телевизора и Интернета, взобрался на крышу супермаркета и стал обстреливать проезжающие внизу машины из купленной в магазине металлической рогатки. Это не гражданские правоотношения.

Гражданское правоотношение – это складывающаяся на основе гражданско-правовых норм юридическая связь между субъектами гражданского права через их права и обязанности, осуществление которых обеспечивается государством (охрана, защита). Основные слова здесь – это «права» и «обязанности».

Повторюсь: гражданское право регулирует не все подряд возможные отношения между людьми и прочими носителями каких-либо прав. Гражданское право регулирует имущественные отношения и (в небольшой степени) личные неимущественные отношения.

В Гражданском кодексе это выглядит так:

Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения), договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Для того чтобы объяснить суть гражданского права, обычно пользуются таким приемом: есть общество (государство) и есть личность. Соответственно есть право публичное, общественное и есть право частное. Право публичное – это правила управления обществом, государством, личностью (вертикаль). Право частное (гражданское) – это правила взаимодействия людей (и других субъектов) между собой (горизонталь). Один из основных принципов гражданского права – это недопустимость вмешательства кого бы то ни было в частные дела (если, конечно, они не нарушают действующее законодательство).

Гражданское право – это право граждан, определенный вид правил человеческого общежития. Это правила, касающиеся огорода, дома, канализации, базара, купли-продажи, юридических лиц, некоторых видов общения между людьми, обмена, обмана, поклепа, наследства, квартплаты, изобретений…

Смотрите так же:  Пришли приставы без решения суда

Основные слова гражданского права – это слова «имущество», «собственность», «обязанность», «владеть», «пользоваться», «распоряжаться», «договор», «интересы», «прибыль» и тому подобные.

А данная книга – это имущество? А что такое «книга»? Бумажная книга как предмет, который вы держите в руках, – это ваше имущество, вы – собственник этого имущества, а эта же книга как текст – это результат интеллектуального творчества, у которого тоже есть собственник, и вы этим собственником не являетесь.

В гражданском праве все равны (граждане и их организации – юридические лица), тут нет подчинения, как в праве публичном.

Есть известное выражение «быть или слыть?» (как вариант – «быть или казаться»). А гражданское право – это «иметь». Приведу пример. Живет мужик. У него есть машина. Машина у него огромная и красивая. И стоит двенадцать миллионов. Это вещь. Даже «вещч». Стоит прожить жизнь для того, чтобы молиться на такую вот железяку. Он – ее собственник. Он имеет такую машину и называет ее «крутой тачкой». Она у него есть. У мужика – сколиоз, больная печень, прокуренные легкие, пивное пузо и все прочее, что полагается. Взгляд – уставший, серый, омертвелый и машинально-надменный. Мужик мог бы продать машину и вложить деньги не в более дорогую машину, а в ее обслугу, то бишь в себя; стать здоровым, статным, свободным; съездить в горы, искупаться в Ганге, побродить по Алтаю, взобраться на Эльбрус, выпрямить спину до офицерской статности, изгнать паразитов из организма, научиться драться, освоить асаны, пранаяму и медитацию, познать тонкие тела и научиться сражаться с врагами бесконтактно, посетить Париж и Рим, организовать кадетский корпус для детей из малоимущих семей, снять фильм о катакомбах и замках… и так далее… Но он всего этого не делает, потому что все это чепуха в сравнении с тем, что у него есть большая и красивая (да, он искренне считает ее красивой) «крутая тачка». И до последних своих дней он готов горбатиться, изнывать, копить злобу и крутизну, пыжиться и грешить ради поддержания этого куска железа в целости и сохранности. И он правильно себя ведет, потому что все, что он делает, соответствует его сути, соответствует развитию его так называемой «души». Он полностью прав, потому что он не изменяет себе. И всякой «наивной бабской чепухой» вроде «саморазвития» его не обмануть. Ибо каждому – свое.

Что значит быть юристом?

Гражданское право быстрее, чем везде, развивалось, конечно же, на Западе. Именно там сильны такие явления, как «мое», «я хочу», «мы – это мы, а они – это они» и т. д. Об этом можно написать большую книгу, в данном же случае достаточно пары слов: Запад как таковой начинался с лоскутного, цветастого поля, насыщенного противостоянием тысяч совершенно различных «богооставленных» групп-общин, отделившихся от больших арийских и прочих масс Евразии… Воля отдельной самостоятельной, сильной, отгороженной от мира полноценной Личности – высшая ценность. Каждый за себя и против всех. «Против всех» – не в плохом смысле, а как раз-таки в хорошем, в смысле нормального здорового противопоставления своей особой неповторимой самости – чужой. Этот «каждый» – против всех, но этот «каждый» уважает и себя, и каждого другого в отдельности. И договаривается с ним. И каждый предельно ответственен за себя самого, и все со всеми договариваются. Отсюда – и высокая степень развития именно гражданского права. Посмотрите на маленькую Европу, насыщенную народами и культурами. И ведь этих народов и культур сейчас в Европе значительно меньше, чем еще несколько столетий тому назад. И они в отличие от… стараются не опускаться, не смешиваться, не исчезать. Приведу замечательную цитату испанского философа Хосе Ортеги-и-Гассета: «К толпе духовно принадлежит тот, кто по определенным причинам не придает себе особого значения».

А в России? У России – свой путь. Не потому что Россия уникальна (хотя в принципе она уникальна), а потому что у всех свой путь и свой мир. И все по-своему уникальны. И никаких аналогий с Западом или Востоком быть не может. И никаких общих «этапов развития» тоже не существует. И никакой «общей дороги человечества» не существует. И это самое «человечество» – не единое целое, нет никакого «человечества». И кому, как не западному человеку с его изначальной установкой отделенности от окружающей среды и ясным осознанием своего собственного особого Пути (свойственным варне [1] воинов вообще), это хорошо понимать…

Можно позволить себе верить в гуманистическую и гуманитарную чушь, будучи гуманистом или гуманитарием. Юрист же не должен верить в чушь. Юрист обязан точно знать суть каждого понятия, каждого слова. Он обязан различать слово-шум, слово-наименование, слово-понятие, слово-символ, слово-образ, слово-делание и так далее. Юрист не должен позволять делать себя дураком, верящим в «единое человечество», «прогресс», «толерантность», «политкорректность», «спорт», «секс», «исламский терроризм» и прочие целенаправленно внедряемые разрушительные вирусы.

В советское время было принято делить людей на «технарей» и «гуманитариев». Это делалось, среди прочего, для того, чтобы не заикаться о существовании третьего типа людей – «политиков» («юристов»), то есть людей, наиболее всего склонных мыслить самостоятельно. На практике, в том числе среди судей и адвокатов, тоже есть юристы-технари, юристы-гуманитарии и юристы-юристы. Адвокат юрист-юрист без труда забьет голову судье, являющемуся юристом-технарем или гуманитарием, – он умело создаст воздушные замки, для разрушения/неприятия которых ни у технаря, ни у гуманитария может не найтись достаточно эмоционально-критического накала и здравого смысла. Технарь мыслит ограниченным набором строгих логических шаблонов. Гуманитарий мыслит созданными на Западе и принятыми им (гуманитарием) на веру расплывчатыми понятиями (Из фильма «Матрица»: «Нэо, освободи свой ум… тем более что он не твой»). Политик мыслит… впрочем, это уже сложнее, и на это ушла бы добрая страница текста, поэтому этого вопроса в книге о гражданском праве касаться не будем.

Иллюстрированный Гражданский кодекс Российской Федерации. В рисунках Алексея Меринова

Аннотация к книге «Иллюстрированный Гражданский кодекс Российской Федерации. В рисунках Алексея Меринова»

Что это?
Это Гражданский кодекс Российской Федерации, все четыре части под одной обложкой.. Начало каждой главы (а их 78) проиллюстрировано цветными рисунками замечательного художника-карикатуриста газеты «Московский комсомолец» Алексея Меринова.

Аналогичный «Иллюстрированный Уголовный кодекс Российской федерации», вышедший в январе 2013 года, приобрел такую популярность (первый же тираж разошелся за три недели!), что не выпустить после этого Гражданский было невозможно.

Для кого это?
Для тех, кто ищет подарок юристу.

Для поклонников творчества Алексея Меринова.

Для всех, у кого есть чувство юмора.

Фишки книги
1.Сочетание юмора иллюстраций и сухого языка нормативных актов.
2.Красочность и хорошая бумага.
3.Продуманная навигация.

Текст Кодекса приведен по состоянию на 10 января 2014 года в редакции законов, принятых до 24 июля 2013 года.
2-е издание.

«Иллюстрированный Гражданский кодекс Российской Федерации» поможет овладеть базовыми правовыми знаниями даже тем, кого пугают толстые фолианты, написанные сухим юридическим языком. Полные юмора рисунки Алексея Меринова и продуманная структура книги облегчают понимание законов.