Учреждение приказ тайных дел

Приказ тайных дел

Значение слова «Приказ тайных дел» в Большой Советской Энциклопедии

в 1654. Осуществлял контроль за деятельностью др. центральных государственных учреждений, послов, городовых и полковых воевод, вёл следствия по важным политическим делам, занимался организацией поисков полезных ископаемых на всей территории государства и ведал оружейными и пушечными заводами. С 1663 к Приказ тайных дел перешла часть функций Приказа Большого дворца по управлению царским хозяйством. После смерти Алексея Михайловича (1676) Приказ тайных дел был ликвидирован.

Лит.: Гурлянд И. Я., Приказ великого государя тайных дел, Ярославль, 1902; Платонов С. ф., К вопросу о Тайном приказе, в его кн.: Статьи по русской истории (1883-1912), 2 изд., СПБ. 1912; Заозерский А. И., Царская вотчина XVII в., 2 изд., М., 1937.

В Большой Советской Энциклопедии рядом со словом «Приказ тайных дел»

Статья про слово «Приказ тайных дел» в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 4252 раз

ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ

ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ

Царствование медлительного, флегматичного Алексея Михайловича (1645—1676) сопровождалось восстаниями в провинциях, войной с Богданом Хмельницким,

Крестьянской войной под руководством Степана Разина. Для стабилизации внутриполитической обстановки требовалось усиление центральной власти, а оно не могло произойти без создания системы политического контроля за деятельностью провинциальных органов управления. Для этого Алексей Михайлович в 1650 году учредил Приказ тайных дел, придав ему функции царской канцелярии. Основой нового Приказа явились особо приближенные подьячие, служившие ранее в Приказе Большого дворца и еще тогда составлявшие внутри него как бы царскую канцелярию.

Алексей Михайлович поставил Приказ тайных дел над другими Приказами для явного и тайного контроля за их деятельностью, а также вменил ему в обязанности управление царскими вотчинами, рассмотрение челобитных на высочайшее имя, ведение особо важных дел государственного значения. Приказ тайных дел в значительной степени подменил Боярскую думу, получив для исполнения ряд ее важных обязанностей, в том числе расследование всего, что относилось к «слову и делу государеву». Так началось выделение политического сыска в специализированное подразделение центрального государственного аппарата. Но окончательно настоящий профессиональный политический сыск сформировался в России лишь через двести пятьдесят лет, когда завершилась его централизация, появились учреждения для подготовки кадров и ведомственные инструкции, на основании которых он осуществлял свои действия.

Во главе нового Приказа, разместившегося в царском дворце, стоял тайный дьяк, имевший в подчинении от шести до пятнадцати подьячих. Они начинали службу в Приказах «неверстанно», то есть без жалованья. Их доход официально состоял из подношений просителей. Так продолжалось несколько лет. Затем подьячего «верстали» и к концу жизни его оклад в лучшем случае доходил до 65 рублей в год, что примерно в десять раз уступало содержанию дьяка. Такое положение приводило не только к поощрению и развитию мздримства, вымогательства и шантажа, оно также содействовало вынесению неверных решений по важным делам, поступавшим для рассмотрения в Приказы, к разложению чиновничьей среды и не только ее. Быть может, и сегодня мы ощущаем результаты порочной системы поощрения русского чиновничества времен царствования первых Романовых, системы, которая начала искореняться в странах Западной Европы еще в начале нынешнего тысячелетия.

Алексей Михайлович продолжил процесс упрочения личной власти, особенно в части верховного управления державою. Он ввел понятие именного указа, составленного и подписанного только царем, без участия Боярской думы. Из 618 указов, появившихся во время его царствования, лишь менее одной десятой приводится на неименные. Но к разработке и обсуждению основных законодательных актов Алексей Михайлович Боярскую думу все же привлекал.

После введения в действие Соборного Уложения 1649 года процесс выделения политических дел из общего потока уголовных преступлений пошел интенсивнее. Им окончательно присвоили рубрику «слово и дело государево» [26]. Царь потребовал от воевод обращать особое внимание на политические дела, быстрое и тщательное их производство. Воеводы знали, что «слово и дело государево» непременно контролировалось столичными чиновниками, Боярской думой, самим царем.* Постепенно появились особо доверенные люди, которым дозволялось вести эти дела. Политический же сыск при Алексее Михайловиче сводился к выслушиванию доносчиков, их поощрению и ловле предполагаемых преступников, то есть тех, на кого поступил извет.

С конца 1640-х годов распоряжениями Алексея Михайловича и Боярской думы создавались специальные Следственные комиссии для производства конкретных политических дел. В зависимости от важности расследуемого преступления Следственные комиссии подчинялись Приказу тайных дел, Боярской думе или самому царю. Комиссии состояли из боярина, окольничего или стрельца, дьяка и подьячих. Под соответствующим наблюдением они быстро выполняли возлагавшиеся на них обязанности: следствие, суд, приговор и его исполнение. Это новшество, введенное Алексеем Михайловичем в судопроизводство, использовалось всеми Романовыми вплоть до Александра III.

Все политические дела из Следственных комиссий и других Приказов передавались в Приказ тайных дел, и он получил монопольное право их производства.

Таким образом, Приказ тайных дел стал первым в России центральным государственным учреждением, монопольно занимавшимся политическим сыском. В конце царствования Алексея Михайловича при Приказе тайных дел была образована Особая следственная комиссия, разбиравшая дела после подавления крупных восстаний.

4. Приказ тайных дел

4. Приказ тайных дел

Царь Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим за свой в общем-то добродушный характер, был вторым из династии Романовых. Заботясь о собственной безопасности, боясь интриг боярской верхушки, он начал приближать к себе молодых людей из числа «худородных», определяя их на службу в свою личную канцелярию. Тайно от бояр стал давать им секретные поручения. В 1654 году канцелярия была преобразована в Приказ тайных дел.

Известный историк К.Валишевский в книге «Первые Романовы» определял его следующим образом: «Это было нечто вроде тайной канцелярии Людовика XV… Татищев смотрел (на Приказ тайных дел) как на инквизиционный стол… Современные же историки открыли в нем, подобно Костомарову, зародыш будущей тайной полиции… Он (Приказ) входил в область дипломатическую, военную, полицейскую, финансовую и отправлял множество еще других функций, не поддающихся никакой классификации»[8].

Историк М.Н. Покровский дал ему следующее определение: «Почти во главе всего государства был поставлен при Романовых «Приказ тайных дел», и с его легкой руки всякие тайные «канцелярии» и «экспедиции» провожают нас через весь XVIII век. В XIX веке все эти тайные учреждения передаются в руки корпуса жандармов и департамента полиции. Тайный приказ с самого начала, при первых Романовых, был наделен огромными полномочиями. Даже члены Боярской думы, т. е. государственного совета, употребляя позднейшее выражение, в этот приказ не ходили и дел там не ведали. Он был, значит, вне контроля этого московского государственного совета. Он был подчинен непосредственно самому царю, и чиновники его на деле имели больше власти, чем члены Боярской думы»[9].

История не всегда щедра на документальные источники, особенно в том случае, когда речь идет о тайных делах. Конспирация и секретность — основа разведывательной деятельности. Поэтому исследователи истории разведки неминуемо сталкиваются с большими трудностями при попытке воссоздания структуры, целей и задач разведывательных органов, а также выявления их личного состава на том или ином конкретном историческом этапе. Как правило, нам достаются очень скудные, отрывочные, весьма разрозненные свидетельства, достоверность которых порой приходится ставить под сомнение. Вместе с тем особо важные поручения разведывательного характера были столь деликатны, что, как правило, их отдавали в устной форме.

О Приказе тайных дел, этом дальнем предшественнике российских спецслужб — разведывательной, контрразведывательной, охраны «августейших особ», шифровальной, мы можем судить и по сохранившейся довольно значительной части секретного архива, и по сведениям, полученным в то время от перебежчика. При Алексее Михайловиче бежал за границу один из сотрудников дипломатической службы царя — Посольского приказа. Судя по всему, он имел некоторое негласное отношение и к делам Тайного приказа, был хорошо осведомлен о дворцовых секретах. Кроме того, он выполнял тайные поручения царя.

Как и положено перебежчику, он кормился за рубежом за счет продажи своих сенсационных «откровений». О Приказе тайных дел, в частности, он сообщал: в нем «сидит дьяк да подьячих с десять человек и ведают они и делают дела всякие царские, тайные и явные, а в тот приказ бояре и думные люди не ходят и дел не ведают, кроме самого царя, а посылаются того приказу подьячие с послами в государства и на посольские съезды и в войну с воеводами… И те подьячие над послы и над воеводы подсматривают и царю приехав сказывают. А устроен тот приказ при нынешнем царе для того, чтобы его царская мысль и дела исполнялись все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали». Подлинные документы Тайного приказа, найденные через полтораста лет после откровений перебежчика, в общем подтвердили данную им характеристику этого «загадочного» учреждения.

Приказ непосредственно подчинялся самому царю и осуществлял контроль за деятельностью всех государственных учреждений, послов, городовых и воевод, вел следствия по важным политическим делам, занимался разведкой, в понятие которой входили тогда не только политические вопросы, но и, к примеру, поиск полезных ископаемых. С 1663 года к нему перешла часть функций Приказа Большого дворца по управлению царским хозяйством, охране и обслуживанию царской семьи.

За все время существования приказа должность дьяка, то есть руководителя, в нем занимали четыре человека: Томила Перфильев, Дементий Башмаков, Федор Михайлов и Иван (он же Данило) Полянский. Все они были незнатного происхождения, но по чину приглашались за царский стол наравне с самыми родовитыми боярами. Дьяк Тайного приказа должен был всегда находиться поблизости от царя на случай, если понадобится для какого-либо спешного, секретного поручения. В его обязанности входило организовать тайную охрану, сопровождать царя во время походов и выездов на охоту и богомолье. Дьяк одним из первых встречал иностранных послов при посещении ими Кремлевского дворца и одним из последних провожал их.

Во многих грамотах он именовался дьяком «в государевом имени», так как имел право подписывать указы, исходившие «из его, великого государя, царских палат за его, государскими, тремя красными печатями».

Для работы в Приказе тайных дел отбирались наиболее проверенные и способные, хорошо знающие грамоту, сообразительные подьячие из других приказов. Они проходили специальную школу обучения, созданную при Спасском монастыре. В ней учился, например, Семен Медведев, постригшийся впоследствии в монахи под именем Сильвестра и прославившийся своими литературными сочинениями.

Выполнявшие сложные и щекотливые поручения подьячие Приказа тайных дел получали гораздо большее жалованье, чем служащие других государственных учреждений. Они кормились во дворце и получали значительные суммы на дорожные и всякие иные расходы, связанные с выполнением государевых поручений. На пошив парадной одежды им выдавалось вдвое больше денег, чем, например, подьячим Приказа Большого дворца. По праздникам они щедро награждались.

Работа в этом «спецучреждении» и усердие при выполнении личных поручений царя способствовали успешному продвижению по служебной лестнице. Подьячие Тайного приказа назначались дьяками в другие приказы, а дьяки становились думными дьяками, но и тогда они продолжали оставаться особо доверенными царскими чиновниками и привлекались к выполнению все тех же секретных заданий.

Учитывая деликатность тайных поручений, царь Алексей Михайлович да и дьяк в «государевом имени» предпочитали отдавать их в устной форме. Но если указ отдавался письменно, то его имел право читать только тот, кому он был непосредственно адресован. Прочитав секретное распоряжение, адресат тут же должен был вернуть его посланцу. А если посланец по каким-либо причинам не мог вручить его адресату, то должен был вернуть царю или своему высшему должностному лицу в нераспечатанном виде. «Прочетчи, пришли назад с тем же, запечатав сей лист», — писал царь в одном из своих указаний.

Выполнив секретное поручение, подьячие Тайного приказа были обязаны немедленно докладывать об этом лично царю. Если же доклад облекался в письменную форму, то излагать на бумаге суть поручения запрещалось. Писали так: «Что по твоему, великого государя, указу задано мне, холопу твоему, учинить, и то, государь, учинено ж».

Когда нужно было доставить особо важное, секретное письмо иностранному правителю, собственному послу или воеводе, царь посылал запечатанный пакет не с обычным гонцом, а с одним из подьячих Приказа тайных дел. При этом подьячему давались дополнительные задания разведывательного характера: разузнать стороной то, что интересовало лично царя, собрать сведения о настроении населения, с некоторыми лицами провести доверительные беседы наедине по вопросам, перечисленным в тайном наказе, составленном лично царем. Нередко подьячим предписывалось скрывать свое истинное место службы и выдавать себя за другого, то есть, прибегая к нынешней профессиональной терминологии, действовать «под прикрытием».

Подьячие Приказа тайных дел и посольские дьяки, ведавшие поддержанием связи с царскими представителями в зарубежных странах, нередко прибегали к зашифрованной переписке. Ключ к расшифровке этих посланий не записывался, его заучивали наизусть. Существовали различные варианты секретного письма, и, как положено по правилам конспирации, никто из подьячих не должен был знать все варианты тайнописи.

Как правило, она составлялась по одному из наиболее примитивных способов зашифровки, получившему название «тарабарской грамоты». Иногда она также называлась «литореей» (т. е. «буквенной», от лат. «litera»). Секрет этого способа в том, что одни буквы подменялись другими. Тайное письмо иногда называлось «затейным». Нередко писцы прибегали к написанию фраз в обратном порядке, составляя своеобразные криптограммы, иногда не дописывали буквы — такой шрифт назывался «полусловицей».

Еще в 1633 году отец первого царя из династии Романовых патриарх Филарет, будучи фактическим правителем России, написал «для своих государевых и посольских тайных дел» особую азбуку и «склад затейным письмом». Сохранился наказ русскому дипломатическому представителю в Швеции Дмитрию Андреевичу Францбекову, из которого видно, что он должен был использовать тайнопись при составлении донесений царю Михаилу Федоровичу. Наказ заканчивался такими словами: «Да что он, Дмитрий, будучи в Свее, по сему тайному наказу о тех или иных о наших тайных делах и наших тайных вестей проведает и ему о всем писати ко государю царю и великому князе Михайлу Федоровичу всея Руси к Москве по сему государеву тайному наказу закрытым письмом».

Дошел до нас и черновик этого наказа, в котором слово «затейным» зачеркнуто и заменено «закрытым». Тайнопись в России перестала быть затеей и превратилась в одно из средств сохранения государственных тайн.

Смотрите так же:  Отчетность при закрытии ип на усн

Царь Алексей Михайлович в своей личной переписке нередко прибегал к «тарабарской грамоте». Шифром обычно писались инструкции подьячим Приказа тайных дел, выезжавшим за границу. Например, подьячему Григорию Никифорову поручалось передать руководителю русской делегации на переговорах с Польшей, А.Л. Ордин-Нащокину написанное шифром предписание царя. Из инструкции Никифорову, исполненной тоже «тайным письмом», видно, что царь был озабочен вопросом, как укрепиться в Ливонии и на Балтике. Царь требует: «Проведать подлинно, сколько ратных людей и каких в Риге и в иных городах по сей стране…». Это уже настоящее разведывательное задание.

В 1673 году к польскому двору был назначен постоянный московский представитель (резидент, как тогда называлась эта должность) полковник Василий Тяпкин. Он находился в пути, когда в Москву пришла весть о кончине польского короля Михаила Корнбута Вишневецкого. Поскольку у короля не было наследников, то в Варшаве должен был собраться сейм для обсуждения вопроса о престолонаследии. Вопрос очень интересовал Алексея Михайловича, так как сейм уже однажды высказался за избрание королем одного из его сыновей. Царский гонец догнал Тяпкина по дороге в Вильно и вручил ему составленную самим государем тайнопись. Ожидания царя не оправдались, королем избрали воеводу Яна Собеского. Тяпкин же продолжал оставаться при польском дворе и в течение пяти лет посылал в Москву составленные «закрытым письмом» донесения. Сохранилось более шестисот листов донесений первого русского постоянного посланника в Польше к «сберегателю посольских дел» боярину Артамону Сергеевичу Матвееву.

Примечательно, что эта переписка вызвала у Яна Собеского подозрение, что Тяпкин настраивает против него московские власти. Когда Алексей Михайлович умер и Тяпкин со своей свитой явился в королевский замок в черном «жалобном» платье, Собес-кий гневно высказал ему свое недовольство, упрекая в том, что он писал «ссорные и затейные письма к покойному царю, от которых до сих пор войска наши не соединились и взаимная между нами дружба не могла утвердиться».

Можно предположить, что польским спецслужбам удалось перлюстрировать (т. е. тайно вскрыть) и прочесть секретные письма русского резидента. Нельзя также исключить, что информация о содержании писем Тяпкина дошла до поляков через агентурные каналы — ведь среди русской верхушечной знати были сторонники сближения с Польшей, представлявшие для польских разведчиков определенную «питательную среду».

Алексей Михайлович вступил на престол, когда в Европе подходила к концу Тридцатилетняя война (1618–1648 гг.), разделившая страны континента на два противоборствующих лагеря. Каждое из втянутых в этот конфликт государств стремилось в той или иной мере развивать дружественные отношения с Россией, преследуя при этом свои конкретные цели: обеспечение тыла с востока, перераспределение сфер влияния и завоевание новых земель, расширение выгодных условий торговли. Россия, со своей стороны, была заинтересована в росте своего международного престижа. Все чаще в Москву приезжали иностранные представители, а русские послы и купцы, в свою очередь, направлялись в различные зарубежные страны.

Первые шаги были неуклюжими, полными курьезов. Одна из причин этого — отсутствие надежной информации о событиях за рубежом. С этой целью в Москве (уже с 1621 г.) издавались «Куранты» (нем. «couranten» — «текущие известия») — рукописный бюллетень Посольского приказа в количестве двадцати номеров в год. Цель издания — информировать правительство о заграничных событиях. Источником служили в основном польские, немецкие и голландские газеты, другие издания, письма русских людей из-за границы. Об оперативности поступавшей в Посольский приказ информации можно судить хотя бы по такому случаю. В 1656 году стольник И.И. Чемоданов был послан в Италию. Прибыв на место, он вдруг с удивлением обнаружил, что герцог Франциск, которому были адресованы его верительные грамоты, имел уже… третьего преемника. Можно представить себе состояние и посла Потемкина, который рассчитывал на встречу с испанским королем Филиппом IV, но тот не смог принять его, так как… умер два года назад.

Эти первые посланцы были по большей части новички, совсем не знавшие ни обычаев, ни традиций тех стран, которые они посещали, но старавшиеся ввести там чисто «кремлевский ритуал». Во Флоренции стольник Чемоданов и его помощник, дьяк Постников, падают ниц перед государем, целуют ему ноги, после чего они считают себя обиженными, когда, при произнесении имени царя, герцог не отвечает никаким жестом, который свидетельствовал бы об уважении к российскому государю.

Беря с собою, как правило, пышную свиту, многие послы затем попадали в затруднительное положение, не зная, как ее содержать. Дело в том, что на Руси в то время было принято обеспечивать иностранные посольства продовольствием («кормом»), и царские эмиссары, попадая за границу, рассчитывали на взаимность, но часто ошибались. Правда, они брали с собой товары и долю выручки от их продажи тратили на содержание посольства. Это удавалось, хотя и не всегда. «В Ливорно, — пишет К.Валишевский, — Чемоданов выкрутился, продав выгодно шестьдесят окороков! Но потом покупатели заупрямились, так как флорентийцам пришлись не по вкусу произведения «veramente bruttissime» (итал. «ужасно грубые») иноземного колбасника, ввиду чего Чемоданову пришлось выпрашивать у герцога милостыню в 100 дукатов, которые были ему даны с обязательством воздерживаться от нового выпрашивания на итальянской территории».

И, тем не менее, несмотря на казусы, именно при царе Алексее Михайловиче русская дипломатия набирается ума-разума, постепенно приобретая достойный тон и корректный стиль. В «Большой Энциклопедии» так характеризуется этот период: «При Алексее Россия вступила в дипломатические отношения со всем Западом. В 1656 году отправили Чемоданова в Венецию из Архангельска; других посылали просто для разведок во Францию, Испанию, Флоренцию и Рим… Торговые цели сосредоточивались в Англии и особенно в Голландии, где сидел наш постоянный резидент или «комиссариус», а политика вела в Вену, Венецию, Швецию и Данию. Это — восточный вопрос или борьба с турками и связь со славянами. Русским вдруг захотелось везде показаться, найти свою выгоду и не зависеть от других. Они собирались даже «ходить кораблями для пряных зелий и овощей», т. е. до Индии. Алексей просил герцога Курляндского продать ему для этого свои суда»[10].

Частенько людям Тайного приказа приходилось исполнять и просто прихоти самодержца. Среди уцелевших в архиве царских грамот есть одна, предписывающая астраханскому воеводе князю Одоевскому призывать в Москву «индейских мастеровых людей», умеющих делать и красить «киндяки», то есть всякую легкую ткань. Воевода доносил, что в Астрахани таких людей нет, надо весной послать за море. Но одного все-таки разыскали. Это был «бухарского двора жилец» красильный мастер по имени Кудабердейка.

В ведомстве Тайного приказа числилось два стекольных завода, которые под присмотром выписанных из Венеции умельцев изготовляли скляницы — «венецейки», в том числе потешные стаканы «в четверть ведра и больше» и «царь-рюмку» в сажень величиной.

В тогдашнем подмосковном селе Измайлове царь устроил образцовый питомник, где выращивал русский виноград, дыни бухарские и «трухменские», арбузы, кавказский кизил, венгерские груши и даже пытался сажать финиковые пальмы. Ездившим в Англию послам был дан наказ привезти оттуда «семян всяких».

Как это, на первый взгляд, ни покажется курьезным, но, по существу, эти задания можно считать весьма отдаленным прообразом нынешней научно-технической линии разведки.

Любил царь всякую новинку, диковинку. Тайный приказ строго следил за тем, чтобы купцы — заготовщики всякой снеди — обеспечивали изобилие блюд на царском столе. Оказывается, и это входило в круг обязанностей приказа. Царь был большой жизнелюб. По случаю рождения царевича Петра, например, на царский стол было подано сто двадцать одних только сладких блюд: «коврижка сахарная, большая — герб государства Московского; вторая коврижка сахарная же, коричная; голова сахару большая, расписана с цветом, весом два пуда двадцать фунтов; орел сахарной, большой, литой, белой, другой орел, сахарной же; большой, красной, с державами, весу в них по полтора пуда; утя сахарное, литое ж, весом двадцать фунт; голубь сахарной, литой, весом в восемь фунт; город сахарной — кремль с людми с конными и с пешими; башня большая с орлом; башня средняя с орлом; город четвероугольный с пушками…»

Всего для царского двора ежедневно требовалось не меньше трех тысяч яств. Приготовляли их пятьдесят девять поваров и ставили на стол на парадных приемах сто восемьдесят три стольника и стряпчих.

Но для кого-то это изобилие было и мукой: прежде чем попасть в царский рот, все это должно было быть проверено и опробовано представителями царской службы безопасности, то есть людьми из Тайного приказа. Причем, не дай Бог, кабы чего не вышло!

В ведении Тайного приказа был и Аптекарский двор. Здесь под надзором подьячих приготовлялись лекарства для царской семьи и различные напитки для царского стола: брага и меды, пиво «доброе», морсы ягодные и фруктовые. Там же было налажено производство коричной, анисовой и тминной водки и разных настоек. Виноградные вина — «романея», «малмазея», «кинарея» — закупались за границей. А поскольку функции Приказа Большого дворца были переданы вездесущим спецслужбам, то нетрудно догадаться, что они принимали участие и в этих закупках.

С прихотями царя связаны поручения, которые давались одному из агентов Тайного приказа из числа иностранцев. Его имя — Иван Гебдон. По происхождению англичанин, сначала он выполнял обязанности толмача при английских купцах, а потом остался в России на постоянное жительство. Лично по поручению Алексея Михайловича Гебдон несколько раз ездил в Венецию и Голландию за разными заморскими диковинками. В сохранившейся, к сожалению не полностью, росписи поручений Гебдону, составленной в Тайном приказе, упоминается, между прочим, и приглашение в Россию мастеров, которые умели бы делать, чтобы «птицы пели на деревах, так же и люди играли в трубы», и кроме них еще двух мастеров «комедии делать».

Поручение привезти из-за границы двух человек, «которые б умели всякие комедии строить», получил и еще один иноземец — полковник Николай фон Стаден, ездивший в Ригу к «курляндскому Якубусу князю». Он же должен был «навербовать» там и целую труппу актеров. Таким образом, волею царя Тайный приказ невольно оказался у истоков создания российского театра.

После кончины Алексея Михайловича в 1676 году Тайный приказ был упразднен. По вполне понятным причинам среди бояр было немало людей, которые спешили ликвидировать и его архив. Сейчас трудно восстановить, что именно уничтожено. Часть архивных дел была разослана по разным ведомствам, «в которые какие пристойно». Лишь небольшой дубовый ящик с личной перепиской Алексея Михайловича был «взнесен вверх», в царские покои, одним из бывших руководителей приказа дьяком Дементием Башмаковым. Он же через некоторое время принес «наверх» мешок с «тайными азбуками» — шифрами.

Петр, став царем, вспомнил об отцовском архиве и велел своему «тайному советнику и ближней канцелярии генералу» Никите Зотову, воспитателю царя, обучавшему его в детстве грамоте, немедленно переписать все оставшиеся от Тайного приказа бумаги и хранить их в своей канцелярии. Впоследствии эти документы оказались в подвалах дома Двенадцати коллегий на Васильевском острове, которые не раз затоплялись во время часто случавшихся в Петербурге наводнений. Лишь в 1835 году правительствующим Сенатом была назначена специальная комиссия по разбору архива. Оказалось, что в подвалах скопилось более двух миллионов дел, многие из которых «по случаю наводнения и от долговременности» пришли в такую ветхость, что «едва ли можно узнать их содержание». Найти среди них все дела Тайного приказа, конечно, не удалось. Многие безвозвратно исчезли, другие настолько истлели, что при первом прикосновении превращались в прах.

Приказ тайных дел

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . 1969—1978 .

Смотреть что такое «Приказ тайных дел» в других словарях:

Приказ тайных дел — Приказ тайных дел, тайный приказ один из приказов в Московском государстве; учреждён около 1653 года Алексеем Михайловичем и был, с одной стороны, личной канцелярией Царя, с другой учреждением, в которое передавались дела из прочих приказов по… … Википедия

ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ — (Тайный приказ), центральное правительственное учреждение России второй половины 17 века, одновременно личная канцелярия царя Алексея Михайловича (см. АЛЕКСЕЙ Михайлович). Тайный приказ был создан в 1654 году и осуществлял контроль над… … Энциклопедический словарь

ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ — центральное правительственное учреждение России 2 й половины XVII в., являвшееся одновременно личной канцелярией царя Алексея Михайловича. Создан в 1654 г. Осуществлял контроль за деятельностью других центральных государственных учреждений,… … Российская государственность в терминах. IX – начало XX века

ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ — Тайный приказ, центр. правительств. учреждение России 2 й пол. 17 в., являвшееся одновременно личной канцелярией царя Алексея Михайловича. Создан в 1654. Являлся учреждением с чрезвычайно широкой компетенцией: осуществлял контроль за… … Советская историческая энциклопедия

ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ — – один из приказов (см.), созданный при царе Алексее Михайловиче (около 1658 г.). С помощью П. т. д. царь осуществлял непосредственный контроль над государственным управлением. П. т. д. ведал различными делами, особо интересовавшими царя по их… … Советский юридический словарь

Приказ тайных дел — центральное государственное учреждение в 1654 1676 гг. Выполнял хозяйственно управленческие, контрольные и надзорные функции; фактически возглавлял всю систему центрального управления … Краткий словарь историко-правовых терминов

Приказ каменных дел — Приказы органы центрального управления в Москве, заведовавшие особым родом государственных дел или отдельными областями государства. Приказы назывались иначе палатами, избами, дворами, дворцами, третями или четвертями. Содержание 1 Этимология 2… … Википедия

ТАЙНЫХ ДЕЛ ПРИКАЗ — центральное государственное учреждение в 1654 1676 гг., личная канцелярия царя Алексея Михайловича. Контролировал деятельность всех центральных и местных правительственных органов и чиновников, вел следствия по важным политическим делам,… … Юридический словарь

ТАЙНЫХ ДЕЛ ПРИКАЗ — центральное государственное учреждение в 1654 76, личная канцелярия царя Алексея Михайловича. Контролировал деятельность всех центральных и местных правительственных органов и чиновников, вел следствия по важным политическим делам, организовывал… … Большой Энциклопедический словарь

ТАЙНЫХ ДЕЛ ПРИКАЗ — ТАЙНЫХ ДЕЛ ПРИКАЗ, центральное государственное учреждение в 1654 1676, личная канцелярия царя Алексея Михайловича. Контролировал деятельность всех центральных и местных учреждений и чиновников, вёл следствия по важным политическим делам,… … Русская история

Учреждение приказ тайных дел

Архивные фонды — это спецфонды Порталуса, которые не доступны в Читальном зале.

Последние 10 архивов:

МЕНЮ ДЛЯ АВТОРОВ:

НОВИЧКАМ: Хотите стать нашим автором и публиковать свои материалы в Библиотеке? ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ!

Дата публикации: 15 марта 2018
Автор: О. Ф. Козлов →
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТЕОРИЯ ПРАВА →
Номер публикации: №1521127383 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!

Смотрите так же:  Требования культуры общения по телефону

Центральный государственный аппарат. России второй половины XVII в. состоял из Боярской думы и приказов, большая часть которых сформировалась еще в конце XVI века. К середине XVII столетия их насчитывалось около 80. Располагались они, как правило, в Московском Кремле, а во главе их стояли думные чины: бояре, окольничие, дьяки. Но существовал приказ, который находился непосредственно в царском дворце. Возглавлял его сам царь Алексей Михайлович, имевший в этом учреждении свой стол. Там он рассматривал поступавшие в приказ дела, отдавал распоряжения дьякам и подьячим, входившим в его штат. То был Приказ тайных государевых дел.

Тот факт, что им непосредственно ведал глава государства, давно привлек к нему пристальное внимание историков. Высказывались мнения, что этот приказ был канцелярией для личной переписки царя, содержание которой не должно было быть известно боярам 1 . Были и иные суждения: что данное учреждение было создано для расследования злоупотреблений, возникших во время денежной реформы 1662 г., когда серебряные деньги заменялись медными (время возникновения приказа было отнесено к 1672 году 2 ); что причиной образования приказа послужили городские восстания 1648 — 1650 гг. 3 ; что нужно было во имя упрочения самодержавия ограничить компетенцию Боярской думы в государственном управлении 4 .

Точка зрения на Приказ тайных дел стала более определенной после того, как в 1840 г. в России было опубликовано сочинение подьячего Посольского приказа Григория Котошихина, бежавшего за границу в 1664 году. По его свидетельству, в этом приказе числились один дьяк и 10 подьячих; «и ведают они и делают дела всякие царские, тайные и явные; и в тот приказ бояре и думные люди не входят и дел не ведают, кроме самого царя». Подьячие сопровождали послов, участвовали в посольских съездах, в военных походах, «и царю, приехав, сказывают». По словам Котошихина, приказ был создан для того, «чтобы его царская мысль и дела исполнялися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали» 5 . Из этого сочинения видно, что приказ был учреждением, выполнявшим личные распоряжения царя и осуществлявшим тайный контроль за деятельностью послов и воевод.

Так сложилось мнение, что приказ, возникнув как отделение приказа Большого дворца для управления личными вотчинами Алексея Михайловича, с 1657 г. выполнял надзор и непосредственное руководство государственными землями; туда же поступали челобитные на несправедливые действия приказных и воевод 6 . Это мнение неточно: дела, поступавшие в этот приказ из других, были отнесены к документации, которая являлась его собственным делопроизводством. Когда ошибка выявилась, высказали суждение, что данный приказ надзирал за делопроизводством других при-

1 Карамзины. М. Соч. Т. VIII. СПб. 1835, с. 125.

2 Берх В. Н. Царствование царя Алексея Михайловича. Ч. 1. СПб. 1831, с. 268 — 269.

3 Арсеньев К. И. Об устройстве управления в России в XV — XVIII вв. В кн.: Материалы для статистики Российской империи. СПб. 1839, с. 6.

4 Медовиков П. Историческое значение царствования Алексея Михайловича. М. 1854, с. 168; Градовский А. Д. Высшая администрация России XVIII столетия и генерал-прокуроры. СПб. 1866, с. 22.

5 Котошихин Г. О России в царствование Алексея Михайловича. СПб. 1904, с. 85.

6 Гурлянд И. Я. Приказ великого государя тайных дел. Ярославль. 1902, с. 79, 95, 116.

казов, требуя представления всей их документации 7 , и выполнял функции распорядительного органа 8 . Наконец, его записные и приходно-расходные книги были широко использованы в исследовании о царских вотчинах, где показано, что при разрешении ряда вопросов военной и внутренней политики приказу принадлежала руководящая роль 9 .

Как видно, никто из занимавшихся прежде историей этого приказа не связывал его появление с развитием русской государственности второй половины XVII в., когда осуществлялся переход от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Такую его роль охарактеризовали сравнительно недавно, рассмотрев его функции в связи с бюрократизацией государственного аппарата, появлением в законодательной практике «именного указа» и личных докладов царю руководителей важнейших учреждений, введением контроля за финансами и попыткой контролировать государственный аппарат через Приказ челобитных 10 .

Образование Приказа тайных государевых дел может быть отнесено к 1954 г., когда дьяк Т. Перфильев, вернувшись из Киева, куда ездил с секретным поручением к Б. Хмельницкому, стал именоваться «в государеве имени дьяком», получил в свое распоряжение двух подьячих 11 и в том же году стал называться дьяком тайных дел. Напомним, что еще в 1649 — 1650 гг. при Алексее Михайловиче состоял «верьховый подьячий» В. Ботвиньев, выполнявший особые задания царя. Так, в 1654 г. ему было поручено составить роспись дворов служилых людей по данным Поместного приказа, пользуясь «тайной азбукой» 12 . Дьяк в «государеве имени» подписывал указы, выходившие из Приказа тайных государевых дел, поскольку был облечен особым доверием царя. Указы эти имели своеобразный вид: скреплялись тремя красными печатями, расположенными треугольником, между которыми вписывались слова «в государеве имени дьяк», а под печатями ставились имя и фамилия дьяка.

Среди думных и приказных дьяков дьяк тайных дел занимал исключительное положение. Его денежный оклад составлял 300 руб., поместный — 250 четв. земли 13 . В списках должностных лиц, присутствовавших на придворных приемах и различных торжествах, всегда отмечался «дьяк в государеве имени». Так, в «дневальной записке» от 1 сентября 1664 г., составленной по случаю объявления думским чинам и высшему духовенству наследником престола царевича Алексея, среди присутствовавших назван дьяк тайных дел Ф. Михайлов 14 .

Если исходить из описи документов приказа, составленной в 1676 г. в дни его ликвидации, и дошедших до нас записных книг, можно заключить, что приказ был создан тогда, когда возникла необходимость в слаженной деятельности всех звеньев государственного аппарата. Такая необходимость была вызвана войной за воссоединение Украины с Россией и борьбой с Швецией за выход к Балтийскому морю. Остро стоял тогда вопрос о снабжении армии продовольствием, боеприпасами, снаряжением. Одной из функций, которую выполнял приказ на первых порах, явилась организация снабжения войск хлебом. Из отписки патриарха Пикона царю видно, что на монастыри была в то время возложена обязанность снабжать армию хлебом, сухарями и крупами. Половину они должны были доставить в Смоленск, где создавалась основная продовольственная база 15 . Но не все монастыри спешили с выполнением обязанности, а Ипатьевский и Богоявленский монастыри Костромского уезда в 1658 г. не поставили должного количества хлеба.

7 Самоквасов Д. Я. Русские архивы и царский контроль приказной службы в XVII в. М. 1902, с. 23.

8 Самоквасов Д. Я. Царский контроль приказной службы в XVII в. В кн.: Архивное дело в России. Кн. 2. М. 1902,с. 103.

9 Заозерский Л. И. Царская вотчина XVII в. Из истории хозяйственной и приказной политики царя Алексея Михайловича. М. 1937, с. 241.

10 Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М. 1968, с. 64 — 65.

11 Дворцовые разряды. Т. 4. СПб. 1855, ст. 44.

12 Заозерский А. И. Ук. соч., с. 241.

13 Гурлянд И. Я. Ук. соч., с. 125 — 126, 129 — 130.

14 Белокуров С. А. Дневальные записи Приказа тайных дел 7165 — 7183 гг. М. 1908, с. 253.

15 Акты Московского государства, изданные Академ нею наук (АМГ). Т. 2. Разрядный приказ. Московский стол (1635 — 1659). СПб. 1894, с. 421.

Для взимания недоимки в Костромской уезд был послан из приказа стольник Н. М. Алфимов, чтобы затем доставить хлеб в Вязьму, а оттуда — в Смоленск и Шклов. В отписке от 3 февраля 1660 г. Алфимов доносил в приказ, что хлеб на крестьянских подводах доставлен в Вязьму. Подводы были взяты с монастырских крестьян воеводой И. Г. Огаревым, которому из приказа была послана специальная грамота 16 . Кроме письменного распоряжения, Алфимов получил устный приказ: «Чтоб. в том хлебном взятье крестьянам оскорбленья не было», а брать хлеб только у зажиточных крестьян 17 . В 1662 г. стряпчий И. Лызлов был послан собирать хлеб с патриарших, мирополичьих, епископских вотчин и доставить его на стругах в Смоленск. Аналогичные указы были получены ярославским и устюжским воеводами 18 . Для снабжения хлебом армии непосредственно на театре военных действий приказ осуществлял закупки. В августе 1660 г. он приобрел в вотчинах боярина Б. И. Морозова 10 тыс. четей ржи и осуществил их перевозку на днепровскую пристань по Оке и Угре 19 . В том же году для закупки хлеба был направлен в Нежин стрелецкий сотник У. Брюхов, которому было выдано 1500 рублей 20 .

Приказ заботился и о расширении сети продовольственных баз. 12 ноября 1661 г. кн. Ю. А. Долгорукому из приказа был направлен царский указ о создании хлебных магазинов в Быхове и Могилеве. В том же году по грамоте из приказа отпущено в полк Ю. А. Долгорукого 500 четей ржи и 200 четей овса 21 . О масштабах снабженческих операций, проводимых приказом, может дать представление переписка в связи с подготовкой к военным действиям против Крыма. Было составлено 7 росписей, в каждой указано количество муки ржаной и гречневой, сухарей, толокна и сала на 4 месяца. Поскольку в росписях названо разное число людей, для снабжения которых предназначались запасы, можно заключить, что предполагалось сформировать 6 отрядов: два до 12 тыс., два — по 30 тыс. и по одному соответственно в 22 тыс. и 12 тыс. человек. Запасы предполагалось сосредоточить в Севске и Путивле. Для похода закуплено 12 400 лошадей. Из 7-й росписи (вероятно, окончательной) видно, что войско формировалось в составе 25 тыс. конных и 40 тыс. пеших. Хлебные магазины на 7 тыс. человек создавались также в Киеве; из запасов Сибирского приказа поставлялись порох и свинец, которые сосредоточивались в Путивле, Севске и Брянске 22 .

В приказ стекалась документация о наличии хлеба, его расходе и остатках в различных городах. Сюда поступали воеводские отписки о запасах, отпуске хлеба из государственных хранилищ в Ярославль, Ростов, Суздаль, Смоленск, Вязьму и Дорогобуж, состоянии десятинной пашни, передавались сметные списки и росписи о том, сколько уродилось хлеба в 1665 — 1672 гг., доносили о хлебном жалованье служилым людям 23 . И до и после Андрусовского перемирия 1667 г. приказ выполнял функции специального учреждения по снабжению армии хлебом. В 1668 г. вятскому воеводе было указано собрать стрелецкий хлеб и выслать в Москву. Спустя три года отдано распоряжение Хлебному приказу передать в Пушкарский на жалованье пушкарям и воротникам 1500 четей ржи. В 1670 г. в связи с организацией войска для подавления разинского движения велено было создать в Астрахани хлебные запасы 24 .

Приказ собирал также сведения о состоянии крепостей, наличии в них стрельцов, артиллерии и боеприпасов, составлял столбцы из воеводских отписок и росписей о запасах пушек, пороха, свинца в крепостях и войсках. Для воеводских донесе-

16 Сторожев В. Н. К истории сельскохозяйственного быта костромских Ипатьевского и Богоявленского монастырей. — Чтения в Обществе истории и древностей российских, кн. 1, 1894, с. 3, 7, 15.

18 Дела Тайного приказа. Кн. I. — Русская историческая библиотека (РИБ). Т. XXI. СПб. 1907, ст. 31 — 32.

19 АМГ. Т. 3. Разрядный приказ. Московский стол (1660 — 1664). СПб. 1901, с. 52 — 53.

20 РИБ. Т. XXI, ст. 971.

21 Там же, ст. 970, 996.

22 Там же, ст. 388 — 390.

23 Там же, ст. 22 — 23, 31, 35.

24 Там же, ст. 1446, 1507, 1524.

ний, поступавших с Украины, в приказе был заведен «малороссийских шкап», где хранились наряду с воеводскими отписками сметные списки и росписи о состоянии укреплений украинских городов и имевшихся в них запасах хлеба, пороха и ядер. Приказ посылал подьячих для проверки снабжения армии орудиями и боеприпасами. В 1961 г. подьячие А. Афанасьев и 10. Никифоров представили росписи о вооружении войск, расквартированных на Украине. В описи дел приказа отмечены подобные росписи за 1656 — 1670 годы 25 . Ежемесячные ведомости о запасах пороха, свинца и орудиях в полках поступали от воевод А. Н. Трубецкого и Б. А. Репнина (например, за 1659 г.), но нерегулярно. Представлялись аналогичные помесячные ведомости и из Разрядного приказа. Возможно, их сравнивали для выяснения обеспеченности войск. Помесячно Разряд присылал и сведения об отпуске пороха, свинца и фитиля 26 .

На основании поступавших сведений приказ отдавал распоряжения и следил за их выполнением 27 . Помимо того, он ведал учетом служилых людей и комплектованием полков. В нем были собраны смотренные списки городовых дворян, детей боярских, стольников, стряпчих, московских дворян и жильцов. Царь сам рассматривал эти списки и определял пригодных к службе в рейтарские, драгунские и солдатские полки, как свидетельствует опись 1676 г.: «розмета на списках писмо государевой руки» 28 . Кроме царя, «размечал» их по полкам и городам думный дьяк С. Заборовский. Из Стрелецкого приказа в Приказ тайных государевых дел поступали помесячные ведомости о составе московских стрелецких полков и списки беглых стрельцов. Из них делались погодные выборки 29 . Для разбора служилых людей на местах приказ посылал своих уполномоченных. В 1664 г. стольники А. и М. Еропкины получили задание расписать в Тамбове детей боярских по конным и пешим полкам, сообщив о результатах проделанной работы в приказ. С подобным же поручением в 1668 г. был отправлен в Севск к кн. Г. С. Куракину конюх З. Григорьев. В 1670 г. полуголова московских стрельцов В. Лаговской проверял наличие стрельцов в Саратове, Самаре и понизовых городах 30 . Приказ комплектовал воинские части, сыскивал беглых стрельцов, драгун и рейтар 31 .

Приказ руководил также военными действиями, собирал информацию о расположении своих и вражеских частей. С этой целью составлялись столбцы из отпусков царских грамот и ответных воеводских отписок, включая допросы пленных 32 . Из «отписок воевод составлялись для царя докладные выписки 33 . В 1659 г. кн. И. Лобанов-Ростовский, командовавший войсками под Быховом, сообщал в приказ, что из показаний плененных лазутчиков, пробиравшихся в Быхов, известно о приближении неприятеля. Псковский воевода кн. Ф. Г. Ромодановский писал в 1664 г., что из показаний пленных польских солдат и офицеров известно, что гетман Сапега собирается в «Печерские и Изборские места войною» 34 , что кн. Д. М. Барятинский, которому из Разряда было предписано занять Опочецкий и Островский уезды, с полками не прибыл на место назначения и что туда же не пришел кн. И. А. Хованский, поскольку людей у него мало и защищать Псков с уездами он не сможет; а заканчивалось письмо просьбой: «И о том, что укажешь нам, чтоб нам от тебя в опале не быть, если что учиниться за малолюдством». 29 июня Ромодановскому из приказа была послана царская грамота, которой предписывалось вести тщательную разведку расположения отрядов Сапеги, «чтоб над неприятелем промысл учинить всякими мерами» 35 .

Смотрите так же:  Неволин адвокат

Приказ ставил перед воеводами задачи оперативно-стратегического характера, посылал им указы с требованием активных действий, выступал как бы центром по координации действий крупных воинских соединений, ведал формированием

25 Там же, ст. 19 — 20.

26 Там же, ст. 45, 50.

27 ЛМГ. Т. 3, с. 37, 63.

28 РИБ. Т. XXI, ст. 46.

29 Там же, ст. 122.

30 Там же, ст. 153 — 154, 1446, 1523 — 1524.

31 Там же, ст. 155, 119, 985 — 986, 1538.

32 Там же, ст. 40, 47.

33 Там же, ст. 48, 64 — 65, 408 — 409, 471, 528 — 550, 884 — 939.

34 АМГ. Т. 2, с. 572, 673.

35 Там же, с. 572.

отдельных отрядов 36 . 27 февраля С. Змееву была отправлена грамота со стадным конюхом Д. Петровым, где было написано, что велено ему «итти в Нежин с большим береженьем, а буде за вестьми пройти будет не мочно, и им итти во Брянск, а изо Брянска итти в Нежин, как будет мочно». В том же году отряд Змеева, осажденный в Быхове, приказано было «похвалить и обнадежить», уверив в том, что «ратные люди и хлебные и всякие припасы будут на выручку вскоре» 37 .

Воеводы сообщали в приказ о внешнеполитических событиях. 5 июля 1657 г. было получено письмо, пересланное воеводой Царевича-Дмитриева города, от неизвестного лица из Гданьска. В нем сообщалось, что 20 датских кораблей направились к о. Эзель. По мнению автора письма, население острова не окажет сопротивления датчанам. Далее сообщалось, что датчане высадились под Ригой и польский король хочет заключить мирный договор с курфюрстом Пруссии. В 1657 г. виленскому воеводе А. Л. Ордину-Нащокину была послана грамота за приписью дьяка приказа Д. Башмакова с заданием узнать, вступила ли Дания в войну с Швецией и не появились ли датские войска под Ригой. Спустя год Ордин-Нащокин извещал, что он узнал о предстоящем съезде немецких князей во Франкфурте-на-Майне для избрания короля Венгрии императором Германии и что шведский губернатор Риги пытается выяснить, сколь благоприятна обстановка для заключения мира между Россией и Швецией. В этом же письме Ордин-Нащокин высказал суждение, что разрешение балтийского вопроса возможно только путем дипломатического урегулирования, т. к. «промысел ратьми издержан» 38 .

Воеводы не всегда точно и вовремя исполняли указы. В этих случаях из приказа им посылалась царская грамота с выговором. Так, кн. Г. Г. Ромодановскому в 1668 г. было велено передать полк рейтар под команду стольника С. Змеева. Князь не выполнил распоряжения и получил вскоре грамоту, в которой царь, называя его «врагом креста христова» и «сыном сатаны», спрашивал: «Воспомяни, окоянной, кем взыскан, от ково пожалован, на ково надееся? Ково не слушаешь? Пред кем лукавствуешь?» 39 . Грамота заканчивалась повторением прежнего распоряжения. Подавались в приказ на воевод челобитные, по которым назначалось расследование. В 1658 г. за приписью тайного дьяка Д. Башмакова был дан указ капитану солдатского строя И. Захарову ехать в Борисоглебск и тамошнего воеводу Ф. Бапакова «за ослушание бить батоги нещадно» 40 . Капитаны солдатского строя Л. Желтухин и И. Темерязев в 1660 г. подали челобитную на гродненского воеводу Б. Апрелева, обвиняя его в том, что он не принял мер к защите города и сдал его без боя. Из приказа была послана грамота воеводе в Смоленск о расследовании; если сказанное в челобитной подтвердится, смоленский воевода должен был казнить Апрелева. Повторный розыск не дал четких показаний, и из приказа было дано распоряжение казнить и воеводу, и бивших на него челом капитанов. Однако по случаю дня рождения царевича казнь отменили, а обвиняемых послали рядовыми в полк к боярину И. А. Хованскому 41 .

Кроме военно-административных дел, в ведении приказа были вопросы внешней политики. Там были собраны выписки из «докончальных и перемирных грамот» между Россией и Польшей с 1503 по 1602 г., туда поступала информация (например, «Куранты о всяких вестях» за 1656 — 1670 гг. или перевод польской книги о событиях 1661 г. в Польше и Германии), там хранились статейные посольские списки, сосредоточивались отпуски посольских грамот 42 . В определенной степени приказ выступал как учреждение, руководившее внешней политикой России. Особенно эта сторона деятельности проявилась во время подготовки Андрусовского перемирия, а также Валиесарского договора со Швецией в 1658 году. Документы по подготовке

36 Там же. Т. 3, с. 57, 507, 587; РИБ. Т. XXI, ст. 470, 962 — 963.

37 РИБ. Т. XXI, ст. 978 — 981, 988.

38 АМГ. Т. 2, с. 586, 591, 604 — 607.

39 Записки Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества. Т. II. СПб. 1861, с. 772, 777.

40 АМГ. Т. 2, с. 600.

41 Там же. Т. 3, с. 43 — 45.

42 РИБ. Т. XXI, ст. 5, 12 — 14, 18.

Андрусовского договора составили несколько тетрадей 43 . В приказе делались выписки из статейных списков думного дворянина Л. Л. Ордина-Нащокина, ведшего в 1663 г. переговоры с литовским канцлером о передаче Смоленска и северных городов Русскому государству; из статейного списка о переговорах с польскими эмиссарами «о титлах Малые и Белые России, чтобы теми титлами польскому королю не писатца».

В приказе сосредоточивалась дипломатическая переписка, посольства снабжались необходимыми документами. Регулярно поступавшие отписки послов давали приказу возможность контролировать и направлять их деятельность. С этой целью в состав посольства назначался один из подьячих приказа. Например, в 1662 г. подьячий Ю. Никифоров в составе русского посольства был направлен в Англию. По-видимому, приказ руководил и подготовкой посольств, т. к. в нем утверждался список лиц, назначаемых в посольства. Были также посланы указы в Сибирский приказ, Большой приказ и на Лебяжий двор о подготовке подарков для Карла II Стюарта 44 . Послам в Англию кн. И. С. Прозоровскому и И. А. Желябужскому, кроме «любительской грамоты к Англинскому Карлусу» с собственноручной подписью царя, были даны «тайные статьи» для руководства в переговорах с английским правительством, а подьячему — инструкция о «досмотре градцких крепостей» (очевидно, по пути следования). Среди документов приказа имеются отписка, присланная Прозоровским от 25 августа 1662 г., о прибытии посольства в Ригу и найме корабля и два статейных списка, один из которых составлен Прозоровским и Желябужским, а другой — подьячим 45 . Через приказ шла переписка царя с иностранными монархами по вопросам внешней политики. Например, и описи 1676 г. указаны две тетради, в которых содержатся «черновые листы» от 1668 г. к польскому королю Яну-Казимиру «о мирном постановлении по Ондрусовскому посольскому договору» 46 .

Для получения сведений о событиях в Западной Европе приказ стремился иметь там резидентов. Одним из них долго был И. Гебдон. Впервые он упоминается в 1647 г, как толмач при английских купцах. Спустя пять лет он вместе с двумя иностранными купцами был послан в Голландию и Австрию для закупки различных товаров и с поручением изловить самозванца Т. Анкудинова, выдававшего себя за сына царя В. Шуйского. Гебдон нашел его в Гданьске, следовал за ним и настиг его в Любеке в 1654 году. В 1656 г. Гебдону было пожаловано звание «гостя и комиссариуса». Через два года приказ посылает его в Голландию закупить оружие и пригласить в Россию на службу военных специалистов. В 1660 г. он был назначен русским резидентом в Голландии. Кроме присылки известий о европейских делах, он должен был закупить 20 тыс. мушкетов; пригласить на службу в Россию фортификаторов и таких лиц, «которые б умели из болот воду высыхать; также б и изо рвов воду мельницами вымолоть или выпустить в иные рвы или речку»; купить книги по военному делу, получить в Амстердаме денежный заем. Хотя городские власти отказались подписать такой договор, Гебдону удалось занять определенную сумму денег у банкиров бр. Фоглер и К. фон Кленка 47 .

Приказ заведовал производством сыска по делам, которые относились к числу должностных и государственных преступлений, и посылал для того уполномоченных или предусматривал образование следственной комиссии 48 . Через приказ царь руководил допросом С. Т. Разина. Там составлялись расспросные статьи, туда поступали записи пыточных речей и очных ставок. Но большинством следственных дел, составлявших предмет особых забот приказа, были дела о непристойных словах про царя и умысле на его «здоровье и честь». Наиболее крупным было дело ворожеи Феньки. Для его расследования в 1675 г. составили комиссию, в которую вошли бояре Н. И. Одоевский и А. С. Матвеев, думный дьяк Л. Иванов, дьяк тайных дел И. Полянский. Последнему велено было следить, чтобы ворожею пытали «накрепко» и людям,

43 Там же, ст. 640.

44 Там же, ст. 337 — 341.

45 АМГ. Т. 3, с. 505; РИБ. Т. XXI, ст. 341.

46 РИБ. Т. XXI, ст. 364.

47 Гурлянд И. Я. Иван Гебдон, комиссариус и резидент. Ярославль. 1903, с. 6 — 8, 47 — 48, 16 — 21.

48 РИБ. Т. XXI, ст. 119 — 120; АМГ. Т. .3, с. 500, 505; см. также: Пересветов Р. По следам находок и утрат. М. 1963, с. 148 — 150, 210.

которых она назовет, давали с нею очные ставки. Докладывать царю о следствии было поручено кн. Н. И. Одоевскому.

По отношению к другим приказам Приказ тайных дел занимал особое положение. Из Стрелецкого и Иноземского он получал сведения о количестве беглых и руководил их сыском. Отношения с Разрядным отличались некоторым параллелизмом, однако указы Тайного, как правило, содержали добавочные статьи 49 . Сложным делом был сбор денег на стрелецкие полки, чем ведали приказ Большого дворца, Новгородская и Устюжская чети. В 1672 г. из Приказа тайных государевых дел последовал указ о передаче сбора стрелецких денег из четей в Стрелецкий приказ, чети же должны собирать «доимочные деньги» и отсылать их туда же. В соответствующие приказы для исполнения были посланы грамоты «за красными печатями» 50 .

Приказ не только контролировал и направлял действия воевод, но делал это оперативнее, чем если бы Разрядный по текущим долам (требующим специального решения) докладывал Боярской думе. В 1665 г. кн. Ф. С. Куракину был дан указ, чтобы он писал в приказ только «о самых тайных делех и которые в том приказе ведомы» 51 . Уже в конце его существования во главе приказа была поставлена дьячья коллегия. Указом 1675 г. было велено сидеть и «ведать тайные дела приказу: думным дьякам Челобитенного приказу Дементию Башмакову, да Стрелецкого приказу Ларивону Иванову, да Тайных дел дьяку Ивану Леонтьеву сыну Полянскому» 52 . Итак, была создана коллегия из трех дьяков, каждый заведовал определенным приказом.

Во главе Челобитного приказа стоял пользовавшийся особым доверием царя Башмаков, в прошлом дьяк Приказа тайных государевых дел, с 1674 г. — глава Челобитного приказа, занимавшего особое место, поскольку сюда поступали челобитные лиц, недовольных приказными властями, и здесь судились должностные лица приказов. Наряду с обычными челобитными туда направлялись и изветные — доносы, изобличавшие должностные преступления администрации. В известной мере Челобитный приказ выполнял роль контролирующего учреждения. Иванов с 1663 по 1669 г. последовательно был дьяком Новой чети, Оружейной палаты, приказа Большого дворца, а с 20 января 1670 г. возглавил Стрелецкий приказ 53 . Как правило, последним ведали лица, близкие царю и пользовавшиеся его доверием. До Иванова его возглавляли Б. И. Морозов и И. Д. Милославский, а приказ играл важную роль в выполнении карательных функций.

К этим двум учреждениям как раз и примыкал Приказ тайных государевых дел, через который шла переписка царя с иными приказами; сюда поступали дела, подлежащие царскому рассмотрению; наконец, отсюда исходили царские указы. Таким образом, дьячья коллегия стала учреждением, которое позволяло царю осуществлять контроль над всей приказной системой и претворять в жизнь именные указы. Это был исполнительный орган для текущего управления делами, состоявший из представителей верхушки приказной бюрократии. Приказ тайных государевых дел, возникнув по личной инициативе Алексея Михайловича как учреждение, выполнявшее отдельные поручения царя по дипломатическим и поместным делам, с 1654 г. стал военно-административным и внешнеполитическим ведомством, которое было необходимо в чрезвычайных условиях для более слаженного и централизованного руководства. С 1665 г. в его деятельности стала преобладать карательная функция, что можно объяснить ростом антиправительственных и антикрепостнических настроений в стране. Соответствующие дела должны были составить основной предмет ведения дьяческой коллегии, образованной в 1675 году. Но последняя не просуществовала и года, т. к. в связи со смертью Алексея Михайловича приказ в 1676 г. был упразднен.

49 Дворцовые разряды. Т. 3. СПб. 1852, ст. 1428 — 1429; РИБ. Т. XXI, ст. 974; Заозерский А. И. Ук. соч., с. 266.

50 РИБ. Т. XXI, ст. 1579 — 1580.

51 Там же, ст. 1032.

52 Дворцовые разряды. Т. 3, ст. 1398 — 1399.

53 Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV — XVII вв. M. 1975, с. 208.

Опубликовано 15 марта 2018 года

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, «Библиографическая запись»)

О. Ф. Козлов, ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ГОСУДАРЕВЫХ ДЕЛ [Электронный ресурс]: электрон. данные. — Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 15 марта 2018. — Режим доступа: http://portalus.ru/modules/theoryoflaw/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1521127383&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 01.01.2019.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, «Библиографическая ссылка»)

О. Ф. Козлов, ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ГОСУДАРЕВЫХ ДЕЛ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 15 марта 2018. URL: http://portalus.ru/modules/theoryoflaw/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1521127383&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 01.01.2019).

Ваше мнение о публикации ?

Автору публикации: