Оспаривание кредитного договора судебная практика

ВС объяснил судам, как следует рассматривать дела по кредитным договорам

Верховный суд выпустил 44-страничный обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг. Чтобы привести к единообразию правовые подходы, ВС сообщил, как действовать судам, если банк одновременно заявляет требования к заемщику о взыскании задолженности по кредитному договору и о его расторжении, и какие последствия наступают при признании недействительным условия кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета.

Верховный суд отмечает: если банк одновременно заявляет требования к заемщику о взыскании задолженности по кредитному договору и о его расторжении, такие требования надо рассматривать в порядке искового, а не приказного производства. Например, коллегия ВС по гражданским делам не согласилась с нижестоящими инстанциями о том, что требование банка о расторжении кредитного договора является производным и вторичным по отношению ко взысканию задолженности. ВС отметил, что требование о расторжении договора в порядке приказного производства не рассматривается (ст. 122 ГПК). При этом производный характер требования о расторжении договора не имеет правового значения. Следовательно, такие заявления подлежат рассмотрению в порядке искового, а не приказного производства (определение от 11 июля 2017 года № 41-КГ17-12).

Заемщик не может в одностороннем порядке расторгнуть договор банковского счета, предназначенного для учета его кредиторской задолженности, если открытие такого счета было условием заключения кредитного договора.

Павел Гришко* потребовал, чтобы банк закрыл его банковский счет, открытый для учета кредиторской задолженности, и потребовал установить иной порядок учета кредиторской задолженности путем открытия ссудного счета. Банк отказался и пояснил, что для этого нужно погасить все долги, чего Гришко не сделал. Тот обратился в суд.

Суд удовлетворил его требования, указав, что право истца на расторжение договора банковского счета установлено ГК и законом «О защите прав потребителей», а есть у него долги или нет – неважно.

Читайте подробнее об этом деле:

Гражданская коллегия ВС назвала эти выводы неправомерными. Так, по общему правилу, договор изменяют только стороны по своему согласию. В данном случае открытие счета для учета кредиторской задолженности было одним из условий заключения кредитного договора. Таким образом, Гришко хочет отказаться от своих обязательств, что недопустимо (определение от 7 марта 2017 года № 7-КГ16-6).

Если заемщик написал в заявлении о досрочном возврате одну сумму, а внес другую, меньшую, это еще не основание отказать в зачислении этих сумм.

Лидия Горохова* написала в банке заявление о досрочном погашении задолженности по кредитному договору. При этом незначительную часть денежных средств – 759 руб. из 316 000 руб. – она внесла отдельно, в тот же день и в том же отделении, через другой своей счет. Банк эту часть долга не зачел, поэтому Горохова обратилась в суд. По мнению апелляции, истица не доказала, что внесла 759 руб. с другого счета. Суммы, которую внесла Горохова, не было достаточно для полного погашения кредита, а заявления о частичном погашении она не писала.

Судколлегия по гражданским делам с выводами апелляции не согласилась. Банк не уведомил Горохову, что не зачислил 759 руб. в счет погашения задолженности. ВС отметил, что фактическое внесение в счет досрочного возврата займа денежных средств в незначительно меньшем размере, чем было указано заемщиком в заявлении о досрочном погашении кредита, само по себе не является основанием для отказа в зачислении этих сумм в счет возврата долга. Закон не ограничивает право досрочно возвратить кредит (определение от 30 мая 2017 года № 4-КГ17-20).

О других разъяснениях Обзора читайте:

Если условие кредитного договора о комиссионной оплате за обслуживание счета признано недействительным, потребителю надо возместить убытки по правилам ст. 15 ГК.

Евгений Петров* обратился в суд с иском к банку о применении последствий недействительности ничтожной сделки в части, взыскании комиссии за обслуживание счета, неустойки, штрафа, судебных расходов. Суд удовлетворил требования Петрова, поскольку спорные условия ущемляют права потребителя. В пользу истца, в соответствии с положениями закона «О защите прав потребителей», была взыскана неустойка за просрочку исполнения обязанности по возврату комиссии. Однако, как указала гражданская коллегия ВС, неустойка за это не взыскивается. Возмещаются лишь убытки, наличие и размер которых доказывает потребитель по ст. 15 ГК (определение от 3 ноября 2015 года № 16-КГ15-25).

* имена и фамилии героев изменены редакцией

С полным текстом обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг, утвержденным Президиумом ВС 27 сентября 2017 года, можно ознакомиться здесь.

Судебная практика в отношении кредитных договоров

В условиях кризиса банк всегда хочет обезопасить себя и включить в договор условия, которые позволят защитить банк от невозврата кредита. Однако не все условия кредитных договоров являются правомерными.

Запрет открытия счетов и кредитов в других банках

Для банка очень важно понимать, что клиент является платежеспособным и может расплатиться по своим долгам. Поэтому, кроме проверки клиента на дату заключения договора, банку важно включить условия, позволяющие гарантировать, что клиент не будет брать еще много кредитов в других банках и не будет их возвращать. Однако условия, ограничивающие права клиента, могут быть признаны недействительными.

В ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплен принцип свободы договора и беспрепятственного осуществления гражданских прав.

Кроме того, в силу ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

Такой вывод сделан еще в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 23.01.2006 N Ф08-6575/2005 по делу N А25-651/2005-8.

Предложение банком собственного страхования

Еще одним вариантом снижения рисков невозврата кредита является навязывание различных страховок, это могут быть страховки от потери работы или личное страхование заемщика. В случае отказа заемщика от заключения договора личного страхования банк предлагает ему более невыгодные для заемщика условия кредитования, тем самым обусловливая приобретение одних услуг (выдача кредита) приобретением иных услуг (услуг страхования).

Однако такие условия могут повлечь даже наложение административного штрафа. Дело в том, что ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ установлена ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителей. Объективная сторона данного административного правонарушения выражается в действиях, нарушающих нормы законодательства об условиях и порядке договоров, нормы, запрещающие включать в договоры условия, ущемляющие права потребителя.

О правомерности наложения административного штрафа и ущемлении прав потребителя говорится в Постановлении ВС от 08.06.2015 по делу N А12-33330/2014 “Об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности”. Банку был начислен небольшой штраф (в размере 10 тыс. руб.), однако данное решение может серьезным образом повлиять на развитие судебной практики.

Выбор возможности страхования или отсутствие такового

Банк не может не предоставлять всю информацию о страховании и не предоставлять заемщику выбор в отношении использования такого страхования или отказа от него.

Примером является Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2015 по делу N А60-11422/2015.

Банк не предоставил потребителю необходимую информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора:

– о наличии страхования при кредитовании, параметрах страхования, которые необходимо соблюсти (виде, сроке, страховой сумме, премии и т.п.);

– возможности выбора страховой организации и выгодных условий страхования;

– возможности получения кредита без страхования;

– проекты графиков платежей и расчетов полной стоимости кредита в двух вариантах: со страхованием и без страхования (для обеспечения выбора наиболее приемлемых условий).

В период совершения банком административного правонарушения ответственность за обман потребителей предусмотрена ст. 14.7 КоАП РФ (в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 194-ФЗ), согласно которой обмеривание, обвешивание, обсчет потребителей при реализации товара (работы, услуги), введение потребителей в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара (работы, услуги) при производстве товара в целях сбыта либо при реализации товара (работы, услуги), за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14.10 и ч. 1 ст. 14.33 настоящего Кодекса, или иной обман потребителей влекут наложение административного штрафа на юридических лиц от 20 до 40 тыс. руб.

Наказание в 20 тыс. руб. назначено заявителю в минимальном размере санкции (по ст. 14.7 КоАП РФ в изложенной выше редакции), а не в максимальном, как ошибочно полагает банк, предусматривающей более строгое наказание, в соответствии с положениями, установленными ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ.

И суд согласился с данными штрафными санкциями, примененными к банку.

Комиссия за подключение к системе страхования

Комиссия за страхование также может быть предусмотрена кредитным договором как форма договора присоединения.

Согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

В силу п. 1 ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения (императивное регулирование гражданского оборота).

В соответствии с п. 1 ст. 927 Гражданского кодекса РФ страхование осуществляется на основании договора имущественного или личного страхования, заключаемого гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

По договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя либо другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая) (п. 1 ст. 934 Гражданского кодекса РФ).

В силу п. 1 ст. 428 Гражданского кодекса РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Однако подобная конструкция также является оспоримой.

В Определении Верховного суда Республики Башкортостан от 16.07.2015 по делу N 33-10695/2015 указано, что условия кредитного договора, заключенного между коммерческим банком “Ренессанс Капитал” (ООО) и Латыповой Л.Ф., в части взимания комиссии за подключение к программе страхования являются недействительными в силу ничтожности – как ущемляющие права потребителя.

Комиссии за обслуживание и сопровождение кредита

Банк, являясь коммерческой организацией, заинтересован в получении прибыли и, соответственно, применяет различные комиссии за выдачу кредита. Сотрудники банка затрачивают время и силы для проверки клиента и выдачи ему кредита. Но не все комиссии, по мнению проверяющих и судов, законны.

Так, условие кредитного договора об уплате единовременной комиссии за выдачу кредита нарушает установленные законом права потребителя и в силу ст. ст. 168, 180 ГК РФ является недействительным (ничтожным).

В Постановлении от 02.07.2015 по делу N А12-35989/2014, вынесенном Арбитражным судом Поволжского округа, была рассмотрена следующая ситуация. Управлением Роспотребнадзора в отношении ОАО “СКБ-Банк” проведена проверка, по результатам которой вынесено предписание от 07.08.2014 N 498-06-14 об устранении выявленных нарушений, а именно: произвести мероприятия по недопущению нарушений действующего законодательства по защите прав потребителей, исключить из кредитного договора от 09.06.2014 N 6034381206, заключенного с Филатовой (Медведевой) Е.Е., комиссии за обслуживание и сопровождение кредита. И суд признал подобное предписание правомерным.

Таким образом, все дополнительные комиссии банку целесообразно включить в сам кредитный договор.

Документы к кредитному договору не выданы клиентам

Если в кредитном договоре содержатся ссылки на другие документы, например приложения, анкеты, то банк, не предоставив все документы, будет нарушать права компании.

В соответствии с п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Статьей 8 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей) предусмотрено, что потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). Указанная информация в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей при заключении договоров купли-продажи и договоров о выполнении работ (оказании услуг) способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания потребителей, на русском языке, а дополнительно, по усмотрению изготовителя (исполнителя, продавца), на государственных языках субъектов Российской Федерации и родных языках народов Российской Федерации.

В силу ч. 1 ст. 10 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными (ст. 16 Закона о защите прав потребителей).

Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П “По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года “О банках и банковской деятельности”, гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков.

Подобный судебный спор был рассмотрен Арбитражным судом Уральского округа (Постановление от 30.06.2015 по делу N А60-39898/2014).

В заполненных при заключении кредитных договоров анкетах-заявлениях потребителей имелись ссылки на тарифы по картам; тарифы банка на базовые услуги, оказываемые по карточным счетам; тарифный план; правила предоставления кредита с использованием банковских карт; правила открытия, обслуживания счета и пользования банковской картой; правила кредитования банковского счета физического лица с использованием банковских карт; правила предоставления услуги информирования и управления карточным счетом “СМС-Банк”. Доводы банка о том, что необходимые документы были выданы потребителю, что подтверждается его подписями в анкете, обоснованно отклонены судами обеих инстанций, поскольку поименованные в анкете-заявлении документы с подписью клиента об их получении банком, равно как и иные доказательства, бесспорно свидетельствующие о предоставлении всех документов, банком не представлены.

Банк разработал договорные условия таким образом, что предоставление кредита на сумму 70 тыс. руб. осуществляется только при условии предоставления другого кредита. Из характера условий анкеты-заявления потребителю, не являющемуся специалистом в банковских правоотношениях и не обладающему специальными познаниями, затруднительно установить, что фактически банк предусмотрел возможность предоставления дополнительного кредита с удержанием повышенных процентов. Условия анкеты-заявления составлены таким образом, что клиент не обладает возможностью в разделе о дополнительном кредите проставить отметку о согласии или отказе от данной услуги (кредита).

При таких условиях суд согласился с тем, что банк нарушил требования законодательства.

Это не единственное решение. В качестве примера также можно привести Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17.06.2015 N А60-45249/2014.

Взыскание повышенной ставки неустойки

Банки часто предусматривают повышенные проценты за несвоевременное погашение кредита. Подобные повышенные проценты позволяют обезопасить банк от просрочки платежей. Но значительное повышение ставки по процентам также может быть обжаловано в суде, поэтому у банка возникают риски. Абзацем 3 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами” разъяснено, что в тех случаях, когда в договоре займа либо кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование займом, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ.

Пунктом 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 147 “Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре” разъяснено, что в связи с тем, что повышение процентов за пользование кредитом в случае нарушения заемщиком обязательства по возврату кредита представляет собой меру ответственности должника за нарушение обязательства, суд с учетом обстоятельств дела вправе на основании мотивированного заявления ответчика снизить размер названных процентов в соответствии со ст. 333 ГК РФ.

По правилам п. 1 ст. 333 ГК РФ подлежащая уплате неустойка может быть уменьшена судом, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

В качестве примера можно назвать Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.06.2015 по делу N А40-63258/14. Однако в данном решении суд встал на сторону банка.

Комиссия за досрочное погашение кредита

Взимание комиссии за досрочное погашение кредита обусловлено экономическими интересами банка, ведь банку не хочется терять выгоду в виде процентов. Однако судебная практика по данному вопросу складывается неоднозначно.

Например, в Постановлении ФАС Уральского округа от 24.05.2012 N Ф09-3386/12 по делу N А60-41798/2011 суд признал нарушением законодательства установление подобной комиссии. Данная операция не создает для заемщика какое-либо отдельное имущественное благо или полезный эффект, то есть не является самостоятельной услугой в смысле ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того, спорная комиссия не относится к плате за пользование кредитом. Условие договора, предусматривающее уплату комиссии за досрочное погашение кредита, в силу положений п. 1 ст. 166, ст. 168 Кодекса является ничтожным и недействительным независимо от такого признания судом, в связи с чем необоснованно списанные с заемщика денежные средства подлежат возврату.

Однако есть и Постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.2013 N 6764/13 по делу N А79-6813/2012, в котором суд принял решение о том, что подобная комиссия не нарушает права заемщика. Возможность с согласия кредитора осуществить досрочный возврат кредита судами апелляционной и кассационной инстанций оценена как имущественное благо для заемщика в виде экономии денежных средств, которые подлежали бы уплате при погашении кредита в предусмотренный договором срок (3 799 693 руб. 14 коп. – сумма подлежавших уплате процентов, 1 555 360 руб. – сумма выплаченной комиссии), что не противоречит разъяснениям, изложенным в п. 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 147 “Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре”.

Таким образом, устанавливая подобную комиссию, важно помнить о рисках судебных споров.

В заключение нужно отметить, что желание получить больше прибыли и одновременно снизить риски невозврата кредита, безусловно, всегда будет сталкиваться с недовольством клиентов, а следовательно, вызывать судебные споры. Важно помнить, что судебная практика может меняться и в пользу банков, об этом свидетельствует последнее судебное решение. Но риски судебных споров при установлении комиссий и дополнительных предложений клиентам исключать нельзя.

“Банковское обозрение. Приложение “БанкНадзор”, 2015, N 2

Обзор практики разрешения судами Саратовской области споров, связанных с кредитными договорами, заключенными с гражданами (утв. постановлением Президиума Саратовского областного суда от 12 декабря 2011 г.)

Обзор
практики разрешения судами Саратовской области споров, связанных
с кредитными договорами, заключенными с гражданами
(утв. постановлением Президиума Саратовского областного суда
от 12 декабря 2011 г.)

Указанный обзор был проведен и подготовлен в соответствии с планом работы Саратовского областного суда на второе полугодие 2011 года.

1. Подведомственность и подсудность споров, связанных с кредитными договорами

Поскольку соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании статьи 32 ГПК РФ, обязательно не только для сторон, но и для суда, то предусмотренных законом оснований для возвращения искового заявления о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество, поданного в суд, не имелось

ОАО (далее — Банк) обратилось в суд с иском к П.А.И., ООО о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

Определением районного суда Банку возвращено его исковое заявление к П.А.И., ООО о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество. Заявителю разъяснено право на обращение с данным иском в суд по месту жительства и нахождения ответчиков в соответствии со ст. 28 ГПК РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда указанное определение отменила с передачей вопроса на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Согласно статье 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26 , 27 и 30 ГПК РФ, не может быть изменена соглашением сторон.

Как следует из материалов дела, пунктом 9.4. кредитного договора, заключенного между сторонами, определена договорная подсудность споров, возникающих между сторонами договора — по месту нахождения кредитора. Кредитором по договору выступал ОАО.

Поскольку договор является выражением согласованной воли договаривающихся лиц ( пункт 3 статьи 154 ГК РФ), то заключение, какого бы то ни было, соглашения свидетельствует о добровольном (необязательном), совершаемом по собственному желанию, действии.

Таким образом, между П.А.И. и кредитной организацией было достигнуто соглашение о подсудности рассмотрения споров, вытекающих из кредитного договора, и иск кредитной организации к нему о погашении задолженности по предоставленному кредиту, согласно статье 32 ГПК РФ подлежит рассмотрению судом, определенным условиями заключенного между ними соглашения.

Материалами дела установлено, что кредитор ОАО по договору об уступке прав (требований) передал права (требования) по ряду кредитных договоров, в том числе по кредитному договору, заключенному между Банком и П.А.И.

Статья 384 ГК РФ устанавливает, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Смотрите так же:  Возврат машины производителю

По смыслу статьи 384 ГК РФ предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору. Следовательно, к упоминаемым в указанной статье условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору, относится также условие об изменении договорной подсудности при разрешении возможных споров.

При этом доказательств тому, что подсудность заявленного спора изменена по соглашению сторон, до принятия искового заявления Банка к производству суда, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах предусмотренных законом оснований для возвращения искового заявления Банка к П.А.И., ООО о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество у суда первой инстанции не имелось.

После введения в отношении должника — юридического лица процедуры наблюдения исковые требования о взыскании с него задолженности по кредитному договору не подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку должны рассматриваться и разрешаться в ином судебном порядке — установленном Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»

ЗАО обратилось в суд с иском к ООО, Л.Н.В., С.А.В. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Свои требования Банк мотивировал тем, что между ним и ООО был заключен договор на открытие кредитной линии с лимитом выдачи, со сроком погашения, с взиманием процентов за пользование кредитом. В соответствии с условиями кредитного договора заемщик обязался погашать кредит и проценты за пользование кредитом в порядке, предусмотренном графиком погашения кредита (приложение 1 к кредитному договору). Кредитные средства были перечислены на счет заемщика, тем самым Банк исполнил полностью свои обязательства по кредитному договору. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору были заключены договоры поручительства между Банком и Л.Н.В. и между Банком и С.А.В. В результате нарушения заемщиком установленных договором обязательств по погашению кредита образовалась задолженность, состоящая из основного долга, процентов и пени, которую Банк просил взыскать в свою пользу в солидарном порядке с ответчиков.

Решением районного суда исковые требования Банка были удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований Банка к ООО о взыскании задолженности по кредитному договору отменила и производство по делу в данной части прекратила, указав следующее.

Согласно пункту 1 статьи 4 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции Федерального закона от 01 июля 2011 года) состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются на дату подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом, если иное не предусмотрено данным Федеральным законом. Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом такого заявления и до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 63 данного Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного данным Федеральным законом порядка предъявления требований к должнику.

Из вышеизложенного следует, что правовое последствие в виде рассмотрения требований кредитора в соответствии с порядком, установленным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», связывается законодателем с моментом вынесения судом определения о введении процедуры наблюдения и тем самым признанием наличия признаков банкротства. До этого момента требования кредиторов рассматриваются в общем исковом порядке.

Материалами дела подтверждено, что определением Арбитражного суда в отношении ООО была введена процедура наблюдения. С исковым заявлением к ООО, Л.Н.В., С.А.В. о взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору Банк обратился в суд уже после введения в отношении ООО процедуры наблюдения.

При таком положении, требования Банка к ООО о взыскании задолженности по кредитному договору, не подлежали рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку должны рассматриваться и разрешаться в ином судебном порядке — установленном Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Руководствуясь положениями пункта 1 части 1 статьи 134 , абзацем 2 статьи 220 ГПК РФ, судебная коллегия производство по делу в части удовлетворения исковых требований Банка к ООО о взыскании задолженности по кредитному договору прекратила, поскольку дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Невыяснение судом первой инстанции вопроса о месте жительства поручителя, которое в договоре поручительства определено как место, в котором подлежит разрешению спор, повлекло отмену решения суда

Н.С.А. обратился в районный суд с иском к акционерному обществу (далее — АО) о признании договора поручительства прекращенным.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что по условиям договора поручительства, заключенного между ним и АО, он обязался перед кредитором — АО отвечать солидарно с ЗАО за надлежащее и в полном объеме исполнение должником — ЗАО обязательств по генеральному кредитному договору об установлении лимита кредитования со всеми дополнительными соглашениями к нему, а также кредитными договорами и договорам на специальное аккредитивное обслуживание с пост финансированием, заключенными между заемщиком и кредитором в рамках генерального кредитного договора. Истец полагает, что договор поручительства следует признать прекращенным, поскольку заключенные между кредитором и заемщиком дополнительные соглашения к кредитным договорам повлекли увеличение размера его ответственности как поручителя без его согласия. В частности, были увеличены процентные ставки вознаграждения и сроки возврата кредита заемщиком, а следовательно, увеличение размера подлежащего оплате вознаграждения.

Решением районного суда исковые требования Н.С.А. были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда указанное судебное решение отменено.

Судебная коллегия установила, что АО (далее — кредитор) и ЗАО (далее — заемщик) заключили между собой генеральный кредитный договор, по условиям которого кредитор устанавливает заемщику на условиях целевого использования, срочности, платности, возвратности и обеспеченности, невозобновляемый лимит наличного/безналичного финансирования. За пользование предоставленным кредитом в рамках лимита кредитования заемщик обязуется выплатить кредитору вознаграждение и/или комиссионное вознаграждение. Ставка вознаграждения, комиссионного вознаграждения определяется каждым кредитным договором в отдельности.

Между АО (далее — кредитор) и Н.С.А. (далее — поручитель) был заключен договор поручительства, по условиям которого поручитель принимает на себя обязательства отвечать перед кредитором солидарно с ЗАО за надлежащее и в полном объеме исполнение заемщиком обязательств по генеральному кредитному договору со всеми дополнительными соглашениями к нему.

Согласно ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

В силу ст. 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству.

Пункт 6.6. договора поручительства предусматривает, что если сторонам не удастся решить спор по договоренности, то любой спор, разногласие или требование, возникающее из настоящего договора или касающееся его либо его нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в суде общей юрисдикции по месту жительства поручителя.

Согласно ст. 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 года N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» под местом пребывания и жительства подразумевается место пребывания и место жительства.

Место пребывания — гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, — в которых он проживает временно.

Место жительства — жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Из договора поручительства следует, что Н.С.А. зарегистрирован по адресу: г. Москва, ул. **, д. **, кв. **. Из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц видно, что адрес места жительства или места пребывания Н.С.А. тот же.

Согласно свидетельству о регистрации по месту пребывания Н.С.А. зарегистрирован по месту пребывания по адресу: г. Саратов, ул. **, д. **, кв. **.

Из справки, представленной на запрос суда ФМС России, усматривается, что Н.С.А. зарегистрирован по месту жительства по адресу: г. Саратов, ул. **, д. **, кв. **, на определенный период.

Из изложенного следует, что сведения о месте жительства и месте пребывания Н.С.А. носят противоречивый характер, однако данные противоречия судом первой инстанции устранены не были. При этом суд не установил, является ли квартира, расположенная по адресу: г. Саратов, ул. **, д. **, кв. **, местом жительства Н.С.А. в том его значении, как оно определено в ст. 20 Гражданского кодекса РФ и в ст. 2 Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации».

Учитывая, что стороны договора поручительства определили территориальную подсудность разрешения спора о прекращении договора в суде общей юрисдикции по месту жительства поручителя, не выяснение вопроса о месте жительства поручителя свидетельствует о том, что принятие дела по заявленным Н.С.А. исковым требованиям к производству районного суда и разрешение его по существу данным судом является преждевременным.

2. Оспаривание кредитных договоров, заключенных с гражданами, по основаниям их недействительности

Из представленных для обзора гражданских дел, рассмотренных районными судами в 2011 году, следует, что в основном кредитные договоры, заключенные с гражданами, оспаривались в связи с включением в них кредитными организациями условий о взимании комиссии за открытие и ведение ссудного счета.

Условие кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за открытие и ведение ссудного счета ущемляет установленные законом права потребителя, что в соответствии со ст. 16 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» является основанием для признания такого условия недействительным

П.Р.В. обратилась в суд с иском к ОАО Банк (далее — Банк) о признании недействительным кредитного договора, заключенного между ней и Банком, в части пунктов 1.4., 1.5., 2.2., 3.1.1., 3.1.2., 4.1., 4.3., 4.4., 5.2., 5.2.3., 5.4., предусматривающих взимание ежемесячной комиссии и единовременного платежа за открытие ссудного счета; право Банка в безакцептном порядке списывать со счета заемщика денежные средства в погашение комиссии в размере ежемесячного платежа, требовать досрочного возврата от заемщика комиссии за ведение ссудного счета, досрочного возврата кредита в случае однократной просрочки уплаты комиссии за ведение ссудного счета на срок более 10 дней; возлагающих обязанность на заемщика погашать комиссию за ведение ссудного счета, уплачивать пени за несвоевременную оплату комиссии за ведение ссудного счета, просроченную комиссию за ведение ссудного счета, пени за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований банка о досрочном возврате выданного кредита, процентов за пользование кредитом в размере 0,5 процента от суммы комиссии за ведение ссудного счета за каждый день просрочки. По мнению истца, включение в кредитный договор условий о взимании с клиента платежа за открытие и ведение ссудного счета ущемляет установленные законом права потребителей.

Решением районного суда исковые требования П.Р.В. удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

Как следует из заключенного между сторонами кредитного договора, он содержит условия, согласно которым предусмотрены: взимание ежемесячной комиссии в размере 1% от суммы кредита и единовременного платежа за открытие ссудного счета; обязанности заемщика погашать комиссию за ведение ссудного счета ежемесячно не позднее 27 числа каждого месяца, начиная с сентября 2007 года, погашать комиссию за ведение ссудного счета, уплачивать пени за несвоевременную оплату комиссии за ведение ссудного счета и оплату просроченной комиссии за ведение ссудного счета, уплачивать пени за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований банка о досрочном возврате выданного кредита, процентов за пользование кредитом в размере 0,5 процента от суммы комиссии за ведение ссудного счета за каждый день просрочки; право банка в безакцептном порядке списывать со счета заемщика денежные средства в погашение комиссии в размере ежемесячного платежа; право банка потребовать досрочного возврата от заемщика комиссии за ведение ссудного счета; право банка требовать досрочного возврата кредита в случае однократной просрочки уплаты комиссии за ведение ссудного счета на срок более 10 дней; возложение обязанности на заемщика по уплате пеней за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований банка о досрочном возврате выданного кредита, процентов за пользование кредитом в размере 0,5 процента от суммы комиссии за ведение ссудного счета за каждый день просрочки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Статья 168 ГК РФ предусматривает, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Положениями статьи 421 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Вместе с тем любой договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами ( статья 422 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 1 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» отношения с участием потребителей регулируются в первую очередь нормами ГК РФ. Исходя из требований, содержащихся в главах 42 и 45 ГК РФ, предоставление кредита физическому лицу не поставлено в зависимость от открытия расчетного или иного счета заемщику и не влечет автоматического заключения договора банковского счета.

В силу статьи 5 Федерального закона от 02 декабря 1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» размещение привлеченных банком денежных средств в виде кредитов осуществляется банковскими организациями от своего имени и за свой счет. В силу статьи 30 данного Федерального закона открытие банковского счета является правом, а не обязанностью граждан.

Пунктом 1.7 Положения Центрального банка РФ от 31 августа 1998 г. N 54-П «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)» предусмотрено, что Банк разрабатывает и утверждает соответствующие внутренние документы, в том числе правила кредитования клиентов банка, однако, содержание указанных документов в любом случае не должно противоречить законам и иным правовым актам (в первую очередь соответствующим положениям главы 42 «Заем и кредит» ГК РФ).

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ «О защите прав потребителей».

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», охрана отношений в сфере оказания финансовых услуг, связанных с предоставлением кредитов, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя-гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, регулируется законодательством о защите прав потребителя.

Таким образом, предоставление Банком П.Р.В. денежных средств по указанному выше кредитному договору должно осуществляться с соблюдением соответствующих требований, предусмотренных Законом РФ «О защите прав потребителей».

Статья 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» запрещает обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Пункт 1 указанной статьи императивно закрепляет положение о том, что условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Из оспариваемых условий кредитного договора видно, что предоставление истцу кредита обусловлено открытием ссудного счета в банке, за открытие и ведение которого взимается комиссия.

Предоставление услуг по кредитованию Банк обусловил обязательным получением у него другой услуги за отдельную плату — услуги по ведению ссудного счета, с чем согласиться нельзя.

Из Положения «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ», утвержденного Банком России 26 марта 2007 года N 302-П, следует, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета. Ссудные счета используются для отражения на балансе банка операций по предоставлению и возврату заемных средств. Следовательно, ссудные счета не являются банковскими счетами, а потому, применительно к пункту 1 статьи 16 Закона «О защите прав потребителей», предоставление гражданину кредита не может быть обусловлено открытием банковского счета в банке (дополнительной услугой).

Между тем, устанавливая комиссию за открытие и ведение ссудного счета, Банк взимает с клиента плату за услугу, которую ему фактически не оказывает. При этом указанный вид комиссий нормами ГК РФ, Законом «О защите прав потребителей», другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрен.

В этой связи, взимание банком платы за открытие и ведение ссудного счета, применительно к пункту 1 статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», ущемляет установленные законом права потребителей.

При таких обстоятельствах условие кредитного договора об оплате комиссии за открытие и ведение ссудного счета в силу положений пункта 1 статьи 166 , статьи 168 ГК РФ является ничтожным, а потому суд обоснованно признал данное условие кредитного договора недействительным.

Условия кредитного договора, предусматривающие уплату заемщиком ежемесячной комиссии за обслуживание кредита, признаны недействительными

Г.И.В. обратился в суд с иском к ЗАО (далее — ЗАО) о признании недействительными условий кредитного договора, заключенного между ним и Банком, в соответствии с которыми, в состав платы за пользование кредитом включены комиссии за обслуживание кредита.

Решением районного суда в удовлетворении исковых требований Г.И.В. было отказано. При этом районный суд исходил из того, что буквальное толкование содержания заключенного между сторонами кредитного договора свидетельствует о том, что в нем отсутствуют условия об уплате ежемесячной комиссии за открытие и ведение ссудного счета. Доказательства взимания Банком комиссии за ведение ссудного счета, либо комиссии за пользование кредитом, истец суду не представил.

Между тем из распоряжения ЗАО об изменении очередности платежей по кредитному договору, графика платежей, оформленного по форме Приложения N 1 к кредитному договору, выписки по счету видно, что с Г.И.В. взимается комиссия за обслуживание кредита в размере **** рублей в месяц.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда, руководствуясь статьей 168 ГК РФ, статьей 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», Положением «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ», утвержденным Банком России 26 марта 2007 года N 302-П, пришла к выводу о том, что комиссия за обслуживание кредита фактически является комиссией за ведение ссудного счета, в связи с чем действия Банка по включению указанной комиссии в условия кредитного договора, противоречат закону.

С учетом изложенного, судебная коллегия по гражданским делам областного суда решение районного суда отменила, приняла новое решение, которым признала недействительным условие кредитного договора в части взимания комиссии за обслуживание долга в составе платы за пользование кредитом и взыскала с ЗАО в пользу истца **** рублей, уплаченных в счет комиссии за обслуживание долга.

Комиссия за обслуживание ссудного счета по кредитному договору признана неосновательным обогащением и зачислена в счет причитающихся по данному договору платежей

ОАО обратилось в суд с иском к Я.М.И., Я.Т.Б. (поручитель), Р.В.В. (поручитель) о взыскании задолженности по кредитному договору, заключенному между ОАО и Я.М.И.

Я.М.И., Я.Т.Б. и Р.В.В. обратились в суд со встречным иском к ОАО о взыскании неосновательного обогащения, ссылаясь на то, что по условиям кредитного договора заемщик должен оплачивать комиссию за обслуживание ссудного счета. Полагая данные условия кредитного договора незаконными, просили взыскать с ОАО неосновательное обогащение, полученное в виде суммы комиссии за обслуживание ссудного счета по кредитному договору, зачислив указанную сумму в счет причитающихся по кредитному договору платежей.

Решением районного суда встречные исковые требования Я.М.И., Я.Т.Б., Р.В.В. были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

Как установлено судом и следует из материалов дела, пунктом 3.1. заключенного между сторонами кредитного договора предусмотрена обязанность заемщика уплатить банку за обслуживание ссудного счета единовременный платеж (тариф). Данная денежная сумма была оплачена заемщиком.

В соответствии с положениями ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные главой 60 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Смотрите так же:  Иск о признании недействительным договора купли продажи акций

Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ банк по кредитному договору обязуется предоставить заемщику денежные средства (кредит) в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик в свою очередь обязуется возвратить полученную сумму и уплатить проценты на нее.

Порядок предоставления кредита установлен Положением Центрального банка Российской Федерации от 31 августа 1998 N 54-П «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)».

Пункт 2.1.2. указанного Положения предусматривает предоставление денежных средств физическим лицам — в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на банковский счет клиента — заемщика физического лица, под которым в целях данного Положения понимается также счет по учету сумм привлеченных банком вкладов (депозитов) физических лиц в банке, либо наличными денежными средствами через кассу банка. При этом названное Положение не регулирует распределение издержек между банком и заемщиком, которые необходимы для получения кредита.

Вместе с тем из пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» следует, что размещение привлеченных банком денежных средств в виде кредитов осуществляется банковскими организациями от своего имени и за свой счет.

Действиями, которые обязан совершить банк для создания условий предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка), являются открытие и ведение ссудного счета, поскольку такой порядок учета ссудной задолженности предусмотрен специальным банковским законодательством, в частности Положением «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации», утвержденным Центральным банком Российской Федерации от 26 марта 2007 года N 302-П.

Счет по учету ссудной задолженности (ссудный счет) открывается для целей отражения задолженности заемщика банка по выданным ссудам и является способом бухгалтерского учета денежных средств, и не предназначен для расчетных операций. Открытие балансового счета для учета ссудной задолженности является обязанностью кредитной организации на основании перечисленных выше нормативных актов Центрального банка Российской Федерации и пункта 14 статьи 4 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», в соответствии с которым Банк России устанавливает правила бухгалтерского учета и отчетности для банковской системы Российской Федерации.

Таким образом, ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. В этой связи, ведение ссудного счета — обязанность банка, но не перед заемщиком, а перед Банком России, которая возникает в силу закона. Действия Банка по открытию и ведению ссудных счетов нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу.

Между тем плата за обслуживание ссудного счета по условиям заключенного между ОАО и Я.М.И. кредитного договора возложена на потребителя услуги — заемщика. Устанавливая ее, банк взимает с заемщика плату за услугу, которую ему фактически не оказывает, а потому в силу статьи 1102 ГК РФ уплаченные суммы комиссии за обслуживание ссудного счета являются неосновательным обогащением и подлежат зачету в счет причитающихся по кредитному договору платежей.

Действия банка по изменению в одностороннем порядке процентной ставки по кредитному договору, заключенному с гражданином-заемщиком, до вступления в силу Федерального закона от 15 февраля 2010 года N 11-ФЗ «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», не противоречат закону

М.И.Н. обратилась в суд с иском к ЗАО о признании незаконными действий по изменению в одностороннем порядке процентной ставки по кредитному договору.

Решением районного суда действия ЗАО по изменению процентной ставки по кредитному договору, заключенному между ЗАО и М.И.Н., признаны незаконными.

Удовлетворяя исковые требования М.И.Н., суд первой инстанции исходил из того, что включение банком в кредитный договор, заключаемый с гражданином, условия о возможности одностороннего изменения процентных ставок, ущемляет установленные законом права потребителя, и противоречит закону.

Как следует из материалов дела, между М.И.Н. и ЗАО был заключен договор о карте путем акцепта ЗАО оферты М.И.Н. и открытия банковского счета.

Согласно пунктам 2.11, 8.10, 8.23. Условий предоставления и обслуживания карт, являющихся неотъемлемой частью договора о карте, ЗАО вправе в одностороннем порядке вносить изменения в настоящие Условия и Тарифы, уведомив об этом клиента не позднее, чем за 10 календарных дней до даты введения таких изменений; в одностороннем порядке изменить тарифный план, применяемый в рамках договора, письменно уведомив об этом клиента не позднее, чем за 10 календарных дней до даты введения таких изменений.

Таким образом, содержание договора о карте свидетельствует о том, что право ЗАО на повышение процентной ставки производится по соглашению сторон договора, причем не произвольно, а при наступлении определенных условий и в установленном договором размере (тарифам по картам). Все условия договора были согласованы сторонами, и договор был подписан ими, в том числе истцом.

Содержание и условия указанного договора соответствуют статье 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции, действовавшей на момент его заключения), в силу которой кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Кроме того, они не противоречат и положениям статей 309 , 310 , 422 , 450 , 819 ГК РФ, а также ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Что касается части 4 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции Федерального закона от 15 февраля 2010 года N 11-ФЗ), согласно которой по кредитному договору, заключенному с заемщиком — гражданином кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, за исключением случаев, предусмотренных законом, то согласно части 2 статьи 2 Федерального закона от 15 февраля 2010 года N 11-ФЗ «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», эта норма применяется к правоотношениям, возникшим из договоров, заключенных после дня вступления в силу Федерального закона от 15 февраля 2010 года N 11-ФЗ.

Следовательно, у суда первой инстанции не имелось оснований для вывода о том, что действия ЗАО по изменению в одностороннем порядке процентной ставки по кредитному договору, заключенному между сторонами, противоречат закону.

С учетом изложенного, судебная коллегия по гражданским делам областного суда решение районного суда отменила и постановила новое решение, которым в удовлетворении исковых требований М.И.Н. отказала.

3. Споры, связанные с расторжением кредитных договоров

Подавляющее число споров, связанных с расторжением кредитных договоров, заключенных с гражданами, рассматривались районными судами области в 2011 году по требованиям кредитных организаций, заявленным в связи с существенным нарушением условий договора другой стороной.

Существенное нарушение заемщиком условий кредитного договора послужило основанием для его расторжения

ЗАО (далее — Банк) обратился в суд с иском к АН.Ю., Г.Д.И. (поручитель) о расторжении договора, взыскании задолженности по кредитному договору, ссылаясь на то, что ответчик существенно нарушила условия кредитного договора, заключенного с Банком.

Решением районного суда кредитный договор, заключенный между Банком и А.Н.Ю. был расторгнут.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

Судом установлено, что между Банком и А.Н.Ю. был заключен кредитный договор, по условиям которого истец предоставил ответчику кредит на неотложные нужды со сроком погашения кредита через 48 месяцев. В соответствии с п. 3.1.1. кредитного договора заемщик обязуется до восьмого числа каждого месяца, начиная с июня 2008 года, обеспечить наличие на счете денежных средств в размере суммы ежемесячного платежа, указанного в графике платежей. При этом сумма ежемесячного платежа включает в себя плату за пользование кредитом и часть основного долга. В приложении N 1 к кредитному договору в графике платежей установлены даты ежемесячных платежей, их размер и порядок распределения вносимых заемщиком денежных средств в счет погашения основного долга и платы за пользование кредитом. Исходя из указанного графика, датой платежа является каждое 8-10 число месяца, размер ежемесячного платежа составляет — **** рублей, из которых часть денежных средств списывается банком в счет погашения основного долга, а часть — в счет платы за пользование кредитом.

Согласно пункту 2 статьи 819 ГК РФ к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 настоящей главы, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

В соответствии с пунктом 2 статьи 811 ГК РФ, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

Статья 450 ГК РФ предусматривает, что изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором ( п. 1 ); по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора ( п. 2 ); в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным ( п. 3 ).

В силу пункта 2 статьи 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

А.Н.Ю. существенно нарушила условия кредитного договора.

Так, она не исполняла принятые на себя по кредитному договору обязательства: до восьмого числа каждого месяца не обеспечивала наличие на счете денежных средств в размере суммы ежемесячного платежа, указанного в графике платежей; не вносила ежемесячную плату в счет погашения основного долга и за пользование кредитом в срок, предусмотренный указанным выше графиком, в результате чего у нее перед Банком образовалась задолженность.

До обращения в суд истцом в адрес ответчика направлялись уведомления о досрочном возврате кредита, которые в добровольном порядке удовлетворены не были, задолженность не погашена.

При таком положении суд первой инстанции пришел к правильному выводу о расторжении кредитного договора, заключенного между сторонами.

Увольнение истца с работы по соглашению сторон и ухудшение его материального положения суд не признал в качестве оснований для расторжения кредитного договора

Л.А.А. обратился в суд с иском к ОАО (далее — Банк) о расторжении кредитного договора. В обоснование заявленных требований указал, что между ним и филиалом Банка был заключен кредитный договор на потребительские цели, по условиям которого Банк предоставил ему кредит. Истец был уволен с должности директора ООО и его материальное положение ухудшилось. В настоящее время он является индивидуальным предпринимателем, ежемесячный доход составляет **** рублей, который не позволяет производить ежемесячные кредитные платежи. Считая указанные обстоятельства существенными, истец просил расторгнуть кредитный договор на основании ст. 451 ГК РФ.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, в удовлетворении исковых требований Л.А.А. было отказано.

Согласно статье 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях ( пункт 1 ); если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона ( пункт 2 ).

Судом установлено, что между Л.А.А. и Банком был заключен кредитный договор на потребительские цели, в соответствии с которым Банк предоставил истцу кредит на потребительские цели. Истец являлся учредителем и директором ООО, его среднемесячный доход составлял ****** рубля. На основании приказа о прекращении (расторжении) трудового договора с работником, подписанного от имени руководителя ООО Л.А.А., расторжение трудового договора с ним было произведено по соглашению сторон. Истец является трудоспособным, в настоящее время имеет статус индивидуального предпринимателя.

Из содержания кредитного договора, заключенного между сторонами, следует, что они не исключали возможность смены места работы заемщика и появления у него новых иждивенцев.

Истец в соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ не представил суду доказательств, подтверждающих его доводы о том, что в настоящее время его ежемесячный доход составляет ***** рублей, и он не позволяет ему производить ежемесячные кредитные платежи.

Изложенное свидетельствует о том, что увольнение истца с работы по соглашению сторон и ухудшение его материального положения нельзя отнести к существенному изменению обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении кредитного договора, в связи с чем суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оснований для его расторжения, предусмотренных статьей 451 ГК РФ, не имеется.

4. Оспаривание договоров поручительства

Отсутствие в договоре поручительства подписи представителя кредитной организации само по себе не свидетельствует о несоблюдении простой письменной формы сделки и не может являться основанием для признания данного договора недействительным

Акционерный коммерческий банк в лице филиала (далее — Банк) обратился в суд с иском к С.А.М. и М.Д.В. о взыскании задолженности по кредитному договору. В обоснование иска Банк ссылался на то, что С.А.М. безотзывной офертой (заявление о предоставлении кредита на неотложные нужды) предложил Банку заключить с ним договор о предоставлении кредита на неотложные нужды, подал в Банк заявление об открытии банковского специального счета и был ознакомлен с информационным графиком платежей. Банк акцептовал оферту С.А.М. и предоставил ему кредит на неотложные нужды, оформив оферту договором. Надлежащее исполнение обязательств С.А.М. перед Банком обеспечивалось договором поручительства, заключенным между Банком и М.Д.В.

М.Д.В. предъявил встречный иск к Банку о признании недействительным договора поручительства, мотивируя тем, что представленный в суд Банком договор поручительства (подлинник и его надлежаще заверенная копия) не соответствует требованиям законодательства, а именно: со стороны кредитора на договоре отсутствует подпись представителя Банка-управляющего дополнительным офисом З.И.М. Отсутствие подписи одной из сторон, в данном случае, представителя Банка, по мнению М.Д.В., свидетельствует о несоблюдении простой письменной формы сделки. При несоблюдении формы договора он должен быть признан недействительным, поскольку является ничтожной сделкой в силу закона.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, исковые требования Банка удовлетворены частично, в удовлетворении встречных исковых требований М.Д.В. отказано.

В соответствии со статьей 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

На основании пункта 3 статьи 434 ГК РФ, письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 ГК РФ.

Согласно пункта 3 статьи 438 ГК РФ совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

Судом первой инстанции установлено, что между Банком и С.А.М. в офертно-акцептной форме был заключен кредитный договор на неотложные нужды, по условиям которого сумма кредита составила ***** рублей, срок возврата кредита установлен ******, процентная ставка по кредиту 17% годовых, ежемесячный платеж должен оплачиваться не позднее 8 числа каждого месяца.

Заключив кредитный договор, стороны согласились с его условиями, определив, что правоотношения возникли из этого договора, а следовательно, и ответственность сторон наступает в рамках данного договора.

В силу статьи 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

На основании статьи 362 ГК РФ договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

Согласно пунктов 1 и 2 статьи 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору С.А.М. предложил поручительство физического лица — М.Д.В.

Между Банком и М.Д.В. был заключен договор поручительства, по условиям которого М.Д.В. обязался отвечать перед кредитором полностью за исполнение С.А.М. обязательств перед Банком по кредитному договору.

Из содержания договора поручительства видно, что М.Д.В. ознакомлен с условиями кредитного договора, заключенного между Банком и С.А.М., и согласился с тем, что при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обеспеченного договором обязательства он будет отвечать солидарно вместе со С.А.М.

Сторонами не оспаривалось, что в договоре поручительства со стороны Банка поставлена печать, а подпись уполномоченного лица отсутствует.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что отсутствие на договоре подписи уполномоченного лица не может быть расценено как несоблюдение простой письменной формы.

В представленном Банком договоре поручительства с М.Д.В., как едином письменном документе, в котором приводится номер и дата основного, кредитного договора со С.А.М., содержатся сведения о должнике, кредиторе и характере основного обязательства, установлена обязанность поручителя отвечать перед кредитором за исполнение должником этого основного обязательства, а также определены пределы и основания ответственности поручителя. В договоре поручительства, подписанном М.Д.В., Банк совершил отметку о принятии поручительства в виде проставления печати. Одновременно с этим в раздел «Параметры кредита» заявления-оферты С.А.М. были включены сведения о поручительстве М.Д.В. и сведения о заключении договора поручительства с ним.

Таким образом, между сторонами было достигнуто соглашение о выдаче кредита, возвратность которого одновременно обеспечивалась поручительством М.Д.В., данное соглашение являлось основанием для выдачи кредитной суммы.

Договор поручительства заключен путем составления одного документа, воля кредитора и поручителя явно выражена и зафиксирована в письменной форме, Банк совершил действия, предусмотренные статьями 434 и 438 ГК РФ, что свидетельствует о соблюдении простой письменной формы при заключении договора.

5. Прекращение поручительства

Поскольку иск предъявлен Банком к поручителю в пределах действия срока поручительства, указанного в договоре поручительства, оснований для вывода о прекращении поручительства не имеется

ЗАО (далее — Банк) обратился в суд с иском к Ф.И.Д., Ш.Е.А. о расторжении кредитного договора, заключенного между Банком и Ф.И.Д., взыскании задолженности по кредитному договору. В обоснование заявленных требований ссылался на то, что в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору между Банком и Ш.Е.А. был заключен договор поручительства. Заемщиком не исполнялись принятые на себя по кредитному договору обязательства, ему и поручителю были предъявлены банком требования о досрочном возврате кредита и начисленных процентов, которые в добровольном порядке удовлетворены не были.

Заочным решением районного суда исковые требования Банка были удовлетворены: расторгнут кредитный договор, заключенный между Банком и Ф.И.Д.; взыскана с Ф.И.Д. и Ш.Е.А. в солидарном порядке в пользу Банка задолженность по кредитному договору, включая плату за кредит, пени и судебные расходы.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда заочное решение районного суда оставлено без изменения.

Судом установлено, что между Банком и Ф.И.Д. был заключен кредитный договор на неотложные нужды со сроком погашения кредита через 120 месяцев и взиманием платы за пользование кредитом в размере 7,88% годовых, начисленных на сумму остатка основного долга (R*ОЗ) и 0,95% от суммы первоначально выданного кредита в месяц (k*С). По условиям данного договора заемщик обязался ежемесячно до 27 числа каждого месяца (включительно), начиная с сентября 2007 года, обеспечить наличие на счете денежных средств, в размере ежемесячного платежа, установленного графиком платежей к кредитному договору. В соответствии с пунктами 4.2., 5.3. кредитного договора Банк имеет право расторгнуть договор в одностороннем внесудебном порядке либо потребовать досрочного возврата кредита, платы за пользование кредитом и пени, предусмотренных договором, при наличии одного из следующих обстоятельств: однократной просрочке уплаты ежемесячного платежа на срок более 10 дней, и других обстоятельств. В случае несвоевременной уплаты ежемесячного платежа в соответствии с графиком платежей либо несвоевременного исполнения требования банка о досрочном погашении задолженности, заемщик обязуется уплачивать банку пени в размере 0,5% от суммы просроченной задолженности за каждый день просрочки. Банк в полном объеме исполнил обязательства, принятые на себя по кредитному договору.

Смотрите так же:  Мировой суд кировска мурманская область

В качестве обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору между Банком и Ш.Е.А. был заключен договор поручительства, по которому поручитель обязался солидарно с заемщиком отвечать перед кредитором за выполнение заемщиком условий кредитного договора в том же объеме, как и заемщик, включая погашение основного долга, платы за пользование кредитом, штрафных санкций, сумм в возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков банка, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по кредитному договору заемщиком.

Суд установил, что в результате ненадлежащего исполнения заемщиком своих обязательств по кредитному договору образовалась задолженность, состоящая из сумм основного долга, платы за кредит и пени. Уведомления Банка о погашении задолженности, направленные в адрес ответчиков, остались без удовлетворения.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что ответчиками не были исполнены обязательства, принятые ими на себя по кредитному договору и договору поручительства, а потому правомерно удовлетворил требования Банка о расторжении кредитного договора, взыскании с ответчиков в солидарном порядке сумм задолженности по кредитному договору, пени и судебных расходов.

Суд обоснованно отверг доводы Ш.Е.А. о прекращении поручительства в связи с истечением указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано.

Согласно пункту 4 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано.

В соответствии со статьей 190 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

В пункте 5.1. договора поручительства, заключенного между Банком и Ш.Е.А., указано, что договор поручительства вступает в силу с момента его подписания и действует в течение 156 месяцев. Указание в договоре поручительства на его действие в течение 156 месяцев позволяет однозначно определить срок, на который выдано поручительство — пять лет.

Поскольку иск предъявлен Банком к ответчикам в пределах действия срока поручительства, указанного в договоре поручительства, оснований для вывода о прекращении поручительства Ш.Е.А. не имеется.

Пункт 4 статьи 367 ГК РФ предусматривает, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

Изучение дел, представленных для обзора, показало, что в 2011 году судами области не рассматривались споры о прекращении поручительства по договорам поручительства, в которых не установлен срок поручительства, на который оно дано.

Верховный Суд Российской Федерации относительно применения положений пункта 4 статьи 367 ГК РФ, придерживается следующей позиции.

ОАО (далее — Банк) обратился в суд с иском к Д.А.Б., К.В.А., Д.Э.А. и Б.Г.И. о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору, указывая, что между Банком и Д.А.Б. заключен кредитный договор, в соответствии с п. 1.1 которого Банк обязался предоставить кредит под 18% годовых, а заемщик обязался возвратить банку полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в сроки и в размере, предусмотренные договором.

В обеспечение возврата выданного кредита и уплаты процентов между Банком и К.В.А., Д.Э.А. и Б.Г.И. заключены договоры поручительства, которыми установлена солидарная ответственность поручителей и заемщика перед кредитором. По состоянию на ****** образовалась задолженность по уплате суммы основного долга, процентов за пользование кредитом и сумм штрафных санкций, которая не погашена.

Д.А.Б., Б.Г.И. и К.В.А. обратились со встречным иском о признании недействительными кредитного договора и договоров поручительства, указав, что подписи в кредитном договоре выполнены не ими, указанные договоры они не заключали, денег по кредитному договору Д.А.Б. не получал.

Решением районного суда исковые требования Банка удовлетворены. В удовлетворении встречных исковых требований Д.А.Б., Б.Г.И., К.В.А. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия — Алания решение районного суда оставлено без изменения.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Банка со ссылкой на статьи 363 ГК РФ, суд первой инстанции исходил из того, что по условиям договора поручительства, заключенного между Банком и К.В.А., последний обязывался перед кредитором отвечать за исполнение Д.А.Б. всех его обязательств.

Соглашаясь с этим выводом, суд кассационной инстанции дополнительно указал, что положения статьи 367 ( пункт 4 ) ГК РФ, регламентирующей прекращение поручительства в случае, если срок в договоре поручительства не установлен, в данном деле неприменимы, поскольку из договора поручительства следует, что оно прекращается с прекращением всех обязательств заемщика по кредитному договору, сроком возврата денег по которому является ******.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российский Федерации с вынесенными по делу судебными постановлениями не согласилась по следующим основаниям.

Из материалов дела следует и судом установлено, что в соответствии с подпунктом 1.1 пункта 1 договора поручительства, заключенного между Банком и К.В.А., поручитель обязуется перед кредитором отвечать за исполнение Д.А.Б. — заемщиком всех его обязательств по кредитному договору. При этом поручитель ознакомлен со всеми условиями кредитного договора и согласен отвечать за исполнение заемщиком его обязательств полностью (пункт 1.2 договора поручительства), в том числе по следующим условиям договора:

срок возврата кредита;

процентная ставка, процентов годовых: 18,00 (восемнадцать);

порядок погашения кредита: ежемесячно, не позднее 10-го числа месяца, следующего за платежным, в соответствии со срочным обязательством, являющимся неотъемлемой частью кредитного договора;

порядок уплаты процентов: одновременно с погашением кредита ежемесячно, не позднее 10-го числа месяца, следующего за платежным;

неустойка: в размере двукратной процентной ставки по кредитному договору с суммы просроченного платежа за каждый день просрочки, включая дату погашения просроченной задолженности;

целевое назначение кредита: на приобретение жилья.

В силу пункта 3.2 договора поручительство прекращается с прекращением всех обязательств по кредитному договору, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Согласно статье 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Определяя срок, на который давалось поручительство К.В.А., суд кассационной инстанции исходил из того, что этот срок совпадает со сроком выполнения основного обязательства.

Однако с таким выводом согласиться нельзя.

Как указано в статье 190 ГК РФ, установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Между тем каких-либо четких и определенных положений относительно срока действия вышеуказанного договора поручительства в нем не содержится.

Что касается пункта 1.2 договора поручительства, согласно которому поручитель ознакомлен со всеми условиями кредитного договора, в том числе сроком возврата кредита, то он не является условием о сроке действия договора поручительства так же, как не является таким условием и пункт 3.2 договора.

При таких данных вывод суда о том, что договор поручительства между К.В.А. и Банком заключен на срок до ******, является неправильным, поскольку такой срок фактически установлен не был.

Согласно пункту 4 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

Как следует из материалов дела, погашение кредита должно производиться заемщиком ежемесячно, не позднее 10 числа месяца, следующего за платежным, в соответствии со срочным обязательством, являющимся неотъемлемой частью кредитного договора. Таким образом, указанным договором предусмотрено исполнение обязательства по частям ( статья 311 ГК РФ).

Из материалов дела следует, что после ****** платежи по кредитному договору Д.А.Б. не производились.

Таким образом, право требования к поручителю при неисполнении заемщиком обязательств по возврату кредита возникло после ******.

Между тем иск заявлен банком более, чем через год после наступления срока исполнения соответствующей части обязательства, и соответственно, прекращения действия договора поручительства в части возврата денежных средств в силу пункта 4 статьи 367 ГК РФ.

Поскольку указанные выше требования закона ( статья 190 ГК РФ, пункт 4 статьи 367 ГК РФ) не были учтены судом, а условия договора — правильно истолкованы при рассмотрении возникшего спора ( статья 431 ГК РФ), это привело к неправильному разрешению дела.

Отсутствие у заемщика — юридического лица на балансе имущества и активов, неведение им финансово-хозяйственной и экономической деятельности, признание залогодателя — юридического лица банкротом, не могут быть признаны основаниями прекращения поручительства физических лиц, перечисленными в пункте 1 статьи 367 ГК РФ

ЗАО обратилось в суд с иском к К.В.Г. и К.В.Ю. о взыскании в солидарном порядке денежных средств, полученных ООО по кредитному договору. В обоснование заявленных требований ссылалось на то, что между ЗАО (далее — Банк) и ООО был заключен указанный кредитный договор, по которому Банк предоставил заемщику кредит в виде возобновляемой кредитной линии с лимитом задолженности в сумме ******* рублей со сроком погашения ******. В обеспечение своевременности и полноты возврата полученного кредита между Банком и К.В.Ю. и К.В.Г. были заключены договора поручительства. В связи с ненадлежащим исполнением ООО принятых на себя обязательств по кредитному договору решением третейского суда в пользу Банка солидарно с ООО была взыскана задолженность по кредитному договору. Определением суда выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда. Однако до настоящего времени оно не исполнено, задолженность по кредитному договору в полном объеме не погашена, какое-либо имущество у должников отсутствует. Решением суда ООО признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство. Полагая, что поручители К.В.Ю. и К.В.Г. отвечают по долгам солидарно с заемщиком ООО в полном объеме, Банк просил взыскать в его пользу солидарно с К.В.Г. и К.В.Ю. задолженность по кредитному договору, включая основной долг по кредиту, проценты за пользование им, расходы по уплате третейского сбора и судебные расходы.

К.В.Г. иск не признал и в возражение заявил о том, что отсутствие у заемщика — ООО на балансе имущества и активов, неведение им финансово-хозяйственной и экономической деятельности, а также признание залогодателя — ООО банкротом, по его мнению, свидетельствуют о прекращении поручительства К.В.Г. в связи с прекращением обеспеченного им обязательства в соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ.

Решением районного суда исковые требования Банка были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

В соответствии со статьей 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.

Согласно статье 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Статья 323 ГК РФ предусматривает, что при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Судом установлено, что между ЗАО и ООО был заключен кредитный, по условиям которого Банк предоставил заемщику кредит на неотложные нужды путем открытия возобновляемой кредитной линии с лимитом задолженности в сумме ******* рублей и общим сроком погашения ******.

В обеспечение своевременности и полноты возврата полученного кредита Банк заключил с К.В.Ю. и К.В.Г. договоры поручительства, по которым поручители обязались нести солидарную ответственность с заемщиком ООО за погашение кредита, процентов по нему, включая возмещение убытков и уплату неустойки.

Обязательство по возврату кредита было также обеспечено договорами залога имущества, заключенными между ЗАО и ООО.

В связи с неисполнением ООО принятых на себя перед Банком обязательств по кредитному договору решением третейского суда солидарно с ООО и ООО в пользу Банка взысканы задолженность по кредитному договору, проценты за пользование кредитом и расходы по уплате третейского сбора.

Определениями суда области на основании решения третейского суда выдан исполнительный лист на его принудительное исполнение.

Решением суда ООО признано банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство.

По состоянию на ****** взыскание по исполнительным документам, выданным судом области, произведено не было.

В силу пункта 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Ответчики не представили суду первой инстанции доказательств того, что обязательство по кредитному договору ООО, в обеспечение которого между ними и Банком были заключены договоры поручительства, прекращено.

Отсутствие у заемщика — ООО на балансе имущества и активов, неведение им финансово-хозяйственной и экономической деятельности, а также признание залогодателя — ООО банкротом, не названы в пункте 1 статьи 367 ГК РФ в качестве оснований прекращения поручительства.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о взыскании солидарно с К.В.Г. и К.В.Ю. в пользу Банка задолженности по кредитному договору, процентов за пользование кредитом, расходов по уплате третейского сбора и судебных расходов, является правильным.

Приобретение заемщиком вместо имущества (полуприцепа), на приобретение которого предоставлен кредит, другого имущества (тоже полуприцепа), не влечет увеличение ответственности поручителя либо иные неблагоприятные последствия для него, а потому само по себе данное обстоятельство не может служить основанием для прекращения поручительства

ОАО обратилось в суд с иском к Т.А.Н. и Т.Е.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору и судебных расходов. Исковые требования обоснованы тем, что по условиям кредитного договора Банк предоставил Т.A.Н. кредит. Надлежащее исполнение обязательств Т.А.Н. перед Банком по кредитному договору обеспечивается договором поручительства, заключенным между Банком и Т.Е.Н. Заемщик не исполнял надлежащим образом обязательства по кредитному договору, в связи с чем Банк принимал меры для добровольного урегулирования спора, однако они положительных результатов не дали. Истец просил взыскать в свою пользу с ответчиков в солидарном порядке задолженность по кредитному договору, проценты за пользование кредитом, пени за просрочку платежей по кредиту и за пользование им, судебные расходы.

Возражая против заявленных исковых требований, Т.Е.Н. заявила о прекращении поручительства. При этом она указала, что кредитный договор на приобретение автомобиля марки «Х» между Банком и Т.А.Н. не заключался, между ними был заключен кредитный договор на приобретение другого автомобиля, а потому обязательства сторон по кредитному договору на приобретение автомобиля марки «Х» не возникли. Данные обстоятельства, по мнению Т.Е.Н., влекут увеличение ответственности и иные неблагоприятные для нее последствия, что в силу п. 1 ст. 367 ГК РФ является основанием для прекращения поручительства.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, исковые требования Банка удовлетворены частично. Взысканы солидарно с Т.А.Н. и Т.Е.Н. в пользу Банка задолженность по кредитному договору, проценты за пользование кредитом, пени за просрочку платежей и судебные расходы.

Судом установлено, что между Банком и Т.А.Н. был заключен кредитный договор, по условиям которого Банк предоставил заемщику кредит.

Согласно пункту 1.11. кредитного договора заемщик обязался использовать полученный кредит исключительно на оплату покупаемого у поставщика автомобиля марки «Х».

В анкете, заполненной Т.А.Н., указано, что целью займа является покупка полуприцепа «Х». При этом им был представлен в Банк счет ООО, где указан приобретаемый товар — полуприцеп «Х».

Однако ввиду отсутствия у продавца полуприцепа «Х» Т.А.Н. был приобретен полуприцеп «У».

Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего ( пункт 1 статьи 367 ГК РФ).

Между тем приобретение заемщиком вместо полуприцепа, на приобретение которого был предоставлен кредит, другого полуприцепа само по себе не влечет увеличение ответственности поручителя либо иные неблагоприятные последствия для него, поскольку размер основного долга, процентов и иных платежей не изменился, объем обязательств как должника, так и поручителя, остался прежним. Доказательств в опровержение данных обстоятельств суду представлено не было.

С учетом изложенного, суд правомерно признал несостоятельными доводы Т.Е.Н. о прекращении поручительства и взыскал солидарно с нее и Т.А.Н. в пользу Банка задолженность по кредитному договору, проценты за пользование кредитом, пени за просрочку платежей и судебные расходы.

Изменение основного обязательства по кредитному договору, влекущее увеличение ответственности поручителей, имело место с согласия последних, а потому оснований для вывода о прекращении поручительства, не имеется

ОАО (далее — Банк) обратилось в суд с иском к ЗАО, А.А.Ф., А.В.В., А.И.А. о взыскании задолженности по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии, заключенному между Банком и ЗАО.

А.И.А. и А.В.В. предъявили к Банку встречный иск о прекращении договоров поручительства, заключенных Банком с ними в обеспечение исполнения обязательств ЗАО перед Банком по кредитному договору. Встречный иск обоснован тем, что Банк изменял условия кредитного договора без согласия поручителей. В частности, были увеличены размер выплат и сроки погашения задолженности по кредитному договору, что было оформлено дополнительными соглашениями N 2 и N 3 к данному кредитному договору. Однако А.И.А. и А.В.В. с этими соглашениями ознакомлены не были, что, по их мнению, влечет увеличение ответственности поручителей и является основанием прекращения поручительства.

Решением районного суда исковые требования Банка удовлетворены, а в удовлетворении встречного иска А.И.А. и А.В.В. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда, оставила без изменения решение суда первой инстанции, исходя из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Судом установлено, что между Банком и ЗАО был заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной линии, по условиям которого Банк обязался открыть заемщику невозобновляемую кредитную линию для пополнения оборотных средств на срок по ****** с лимитом *********** рублей и уплатой процентов за пользование кредитом по ставке 18,5 процентов годовых.

В целях обеспечения исполнения обязательств ЗАО перед Банком по кредитному договору Банк заключил договоры поручительства с А.А.Ф., А.В.В. и А.И.А.

К договору об открытии невозобновляемой кредитной линии было заключено дополнительное соглашение N 2, в соответствии с которым изменены график погашения основного долга по договору; дата полного погашения кредита; с ****** заемщик уплачивает проценты за пользование кредитом по ставке 18,5 процентов годовых.

К договору об открытии невозобновляемой кредитной линии было заключено дополнительное соглашение N 3, в соответствии с которым срок договора пролонгирован на 12 месяцев; изменена дата полного погашения; установлен график уменьшения лимита задолженности до указанной даты.

Материалами дела подтверждается, что условия о существенных изменениях основного обязательства по кредитному договору, внесенных в него дополнительными соглашениями N 2 и N 3, были включены также и в дополнительные соглашения N 2 и N 4 к договорам поручительства, заключенным Банком с А.В.В. и А.И.А.

С дополнительными соглашениями к договорам поручительства А.В.В. и А.И.А. были ознакомлены, что подтверждается их собственноручными подписями в данных документах.

Доказательств того, что А.В.В. и А.И.А. не были согласны с указанными дополнительными соглашениями, а соответственно, с изменением основного обязательства по кредитному договору, в обеспечение которого заключены договоры поручительства, суду представлено не было.

Изложенное свидетельствует о том, что изменение основного обязательства по кредитному договору, влекущее увеличение ответственности поручителей А.В.В. и А.И.А., имело место с согласия последних.

При таких обстоятельствах, вывод суда первой инстанции о том, что не имеется оснований для прекращения поручительства А.В.В. и А.И.А., обеспечивающего обязательство ЗАО перед Банком по кредитному договору, является правильным.