Как менты взятки берут

Активисты сняли видео, как ГАИшники берут взятки деньгами и колбасами

Инспекторов почти полгода снимали на их любимом месте для сбора «урожая».

В Черновицкой области разгорелся скандал с участием правоохранителей. Активисты «Дорожного контроля» полгода снимали экипаж ГАИ, который не скрываясь, берет взятки — как деньгами, так и продуктами, и сжигает уже составленные протоколы, говорится в сюжете ТСН.19:30.

Результаты своей скрытой съемки выложили в Интернет. Теперь детали схемы, которую устроили ГАИшники, разбирает прокуратура. В полиции говорят, что провели проверку и нечистых на руку сотрудников — уволили.

Активисты «Дорожного контроля» Александр Довбенчук рассказал, что снимали ГАИшников на их любимом месте, где они ловили водителей, которые выпили за рулем или забыли включить фары.

На ролике хорошо видно, как ГАИшники, как на конвейере, принимают от водителей деньги и свертки, а затем передают их руководителю районного ГАИ. Активисты говорят, что правоохранители не гнушались ничем. «В пакетах — еда, в частности колбаса. Видимо, у кого нет денег, тот приносит колбасой», — рассказал другой активист «Дорожного контроля» Дмитрий Сало.

В Черновицкой области разгорелся скандал с участием правоохранителей

Активисты полгода снимали экипаж ГАИ, которые не скрываясь, берут взятки, как деньгами, так и продуктами, и сжигает уже составлены протоколы. Результаты своей скрытой съемки выложили в интернет.

Активисты написали заявление в прокуратуру и передали все материалы. Теперь оценку действиям правоохранителей должен дать суд.

«Досудебное расследование проводит следственный отдел прокуратуры Черновицкой области, и ход досудебного расследования находится на контроле прокуратуры. Санкция предусматривает лишение права занимать определенные должности сроком до 3-х лет», — рассказала пресс-секретарь Черновицкой областной прокуратуры Наталья Соколовская.

Тем временем в милиции отмечают, что всех фигурантов скандального видео уволили, не дожидаясь результатов прокурорского расследования.

«Принято решение об увольнении указанных полицейских из полиции несмотря на то, какое будет принято окончательно по уголовному производству областной прокуратурой. Они так же должны были бы проходить переаттестацию и если это стало бы известно в период переаттестации, то однозначно они бы переаттестацию не прошли», — заверил начальник управления кадрового обеспечения ГУ Национальной полиции в Черновицкой области Геннадий Федорюк.

Активисты не скрывают, что видео обнародовали именно сейчас потому, что в Черновицкой области в ближайшее время все бывшие милиционеры должны пройти переаттестацию перед зачислением в полицию. Таким образом они пытаются помочь отсеять взяточников.

Напомним, что на Черниговщине на взятке «погорел» заместитель командира пограничного отряда. Полковник получал «откаты» от предпринимателей за разрешение поставлять продукты военнослужащим.

Корреспондент ТСН Олег Тудан

Как менты взятки берут

Милиция превратилась в полицию, однако люди в погонах лучше работать не стали. Честности и порядочности также не прибавилось – сами полицейские признают: как брали взятки, так и берут, оправдывая это крайне низкими зарплатами. Основной процент коррупции в МВД приходится на денежные разбирательства между автомобилистами и инспекторами ДПС. Не секрет, что полицейские часто дежурят там, где из-за «нюансов» в дорожной разметке водителей можно легко развести на «встречку» или другие нарушения ПДД, ведущие к лишению прав. В Санкт-Петербурге автолюбители сняли на мобильный телефон весь процесс: от демонстрации водителю книжечки с ПДД до передачи денег.

Место скрывать не стали: это поворот с проспекта Добролюбова в сторону Биржевого моста. На этом участке автомобилисты часто поворачивают налево, после чего сценарий всегда развивается одинаково: взмах полосатой палочки – и изъятие водительского удостоверения.

На записи видно, что в полицейском Mercedes СБ ГИБДД Санкт-Петербурга находятся двое мужчин, инспектор ДПС и задержанный им водитель. Сначала сотрудник полиции демонстрирует своей жертве книжку с Кодексом об административных правонарушениях, по всей видимости, указывая на то, что мужчину ждет лишение прав. Затем принимается было за составление протокола, но в итоге так его и не заполняет. У водителя появляется в руках кошелек, он передает инспектору купюры разного достоинства: и сотенные, и тысячные. Скорее всего, как это часто бывает, всю имевшуюся при себе наличность.

Полицейский возвращает очередному своему «кормильцу» водительское удостоверение и – понимает, что все это время его снимали. Он немедленно покидает место привычной кормушки, не принимая никаких мер по отношению к операторам-правдолюбам. Номер Mercedes на записи различить трудно, зато лицо гаишника видно прекрасно, и с идентификацией его личности проблем быть не должно – разумеется, если вышестоящее начальство все-таки решит наказать оплошавшего сотрудника.

Почему менты из Вятки не берут на трассе взятки

8 сентября 2003 14:07 13

Сергей Попов (справа) и Сергей Кислицин — офицеры ГИБДД Кикнурского района Кировской области.

Вятские дороги наиболее раздолбанные в отличие от дорог в областях соседних.

— Эта беда из-за наших гаишников, — поясняют дорожники, — вятские гаишники не берут взяток, и потому все лесовозы — главные враги автотрасс — стараются проезжать через Вятку.

— Ну не то чтобы уж совсем не берут. — поясняли мне дальнобойщики. — Ночью могут с оглядкой принять одну-две бутылки пива — и то, если они тебя хорошо знают. И в этом по сравнению с Вологодской областью, Нижегородской, Владимирской, с Татарстаном , Марий Эл и Чувашией , конечно, разница огромная! Потому «левый» груз через Вятку возить опасно, а когда все законно, то экономнее ездить здесь.

— Как вас правильно называть: ГАИ или ГИБДД ? — спрашиваю инспекторов.

— Вообще-то ГИБДД, но Путин сказал: «Язык сломаешь!» Поэтому мы теперь и так, и этак.

В городке Яранске мне показали прапорщика ГАИ Кожинова Сергея Вениаминовича, 1964 года рождения. За 16 лет службы он тысячи раз стойко отказывался от взяток! А в последние годы многих взяткодателей привлек по статье.

Совесть инспектора — враг его желудка

Прапорщик Кожинов, как и всякий честный человек, худосочен и нищ. За последние десять лет не купил себе ни одной одежки, носит только милицейскую форму. Его зарплата 2950 рублей плюс пайковые 600 рублей. Двухкомнатная квартирка неблагоустроенная, с мебелью из ДСП. Жена Галина обшивает малоимущих, получает до 1000 в месяц. Два сына-школьника. Хорошо, что еще выручает девяностолетняя лежачая бабушка, у нее пенсия 2000 рублей. «Дай Бог ей пожить подольше!» Правда, в Бога прапорщик Кожинов не верит, а не берет потому, что:

— Совесть не позволяет. Вот не могу брать — и все!

— А не обидно, когда проносятся мимо вас юнцы на шикарных иномарках?

— Я на них внимания не обращаю, если не нарушают. Мне вот колхозников жалко, у них по 500 рублей зарплата, по сравнению с ними я очень богат. Пыхтит колхозник на своей таратайке, все сыплется, колеса лысые, остановишь его, отругаешь, а штрафовать рука не поднимается.

— А вам не обидно, — спрашиваю жену прапорщика Галину, — принимать от мужа крохотную получку?

— Зато не стыдно людям в глаза смотреть! — задорно отвечает она. — Потому мужа и люблю, что взяток не берет!

Как-то прапорщик Кожинов тормознул лесовоз, документы в порядке, но водитель что-то занервничал, тогда стали дотошно изучать машину. Шофер деньги давай предлагать. Ага! Оказалось, что под деревянными брусьями цистерна с краденым спиртом заныкана ! За подобные задержания премий не полагается — обычная рутинная работа.

Взятка — дело святое?

В Кикнурском районе был по весне этакий забавный случай. Младший лейтенант Сергей Кислицин остановил лесовоз из Нижнего Новгорода , спросил документы. Вышел из кабины человек в рясе:

— Мы люди Божии, сын мой, у нас документов нет!

А водитель тут же предложил тысячу рублей. Но инспектор бесовскому искушению не поддался и составил по всей форме протокол о взятке при понятых. Следствие установило, что человек в рясе был — «Свят! Свят!» — послушником Свято-Троицкого монастыря. У молодого инспектора Кислицина за 2 года работы 6 уголовных дел по взяткам, не считая множества ненавязчивых предложений.

— Сергей, зачем ты пошел в ГИБДД и почему не берешь взяток при своей мизерной зарплате?

— Однажды я видел, как пьяный шофер раздавил ребенка, наверное, это подтолкнуло меня пойти в инспектора. А если с нарушителей брать взятки, да еще с пьяных, значит, самому стать пособником убийц на дорогах.

Начальник Кикнурской ГИБДД майор Сергей Попов :

— Мне пытались дать взятку 500 рублей прямо в моем служебном кабинете, чтобы замять дело одного пьяного за рулем. «Вот, возьми, чего ты боишься, нас же никто не видит!» Хорошо, сейчас увидят! И я устроил, чтобы понаблюдали свидетели. Это ж надо додуматься — предложить взятку самому начальнику районной ГИБДД! — кипит возмущением майор Попов.

Да уж, случай на просторах России возмутительно нетипичный!

Чтоб родня была целее — ее надо штрафовать!

— А как же вы со своими-то родственниками обходитесь? — спрашиваю майора Сергея Попова. — У вас в этом маленьком поселке родни, говорят, много, разве не нарушают?

Смотрите так же:  Будет ли платиться пенсия работающим пенсионерам с 2019 года

— А у меня почти вся родня не по разу уже оштрафована! — ничуть не смутился он. — Буквально вчера оштрафовал двоюродного брата жены на тысячу рублей за то, что тот отказался от предложения инспектора проехать на медицинское освидетельствование на трезвость. Тут ведь такое дело: одному спусти, и весь порядок нарушится. А родственники пусть обижаются, штрафую для их же пользы, целее будут! У нас в Унинском районе был такой капитан Ходырев , так тот родного отца однажды оштрафовал за езду без шлема на мотоцикле. В девяностых годах на лесной дороге Ходырев остановил пьяных бывших уголовников, отобрал у них ключ зажигания, убили они его и в машине сожгли.

Люди принципиальные есть, конечно, повсюду, но в допустимо малых количествах. Откуда на Вятке взялось вдруг такое критическое число неберущих гаишников? Не может же всем, как тому прапорщику Кожинову , «совесть не позволять»? Я пытался найти этому феномену какое-то научное объяснение, изучая родословную сотрудников Кировской ГИБДД, строение их черепов и пропорции тел (по Чезаре Ломброзо ). Увы, никакого существенного отличия от соседей-коллег!

(Уже пора ответственно заявить для что-то подозревающих: у автора среди сотрудников Киров ской ГИБДД нет ни родственников, ни даже знакомых, и Киров — единственный город в мире, где меня прошлым летом гаишники оштрафовали за переход улицы в неположенном месте. — Н. В.)

— У нас жесткий контроль, — открывает секрет начальник Управления ГИБДД (ГАИ) УВД Кировской области Сандалов Леонид Витальевич. — На каждом посту ГИБДД крупными цифрами телефон доверия. Любой водитель может анонимно сообщить о вымогательстве, и мы обязательно проверим сигнал. Переодетые сотрудники устроят на этом посту мелкое нарушение, предложат инспектору откупные, и если тот не откажется. Судить его не будут, поскольку была провокация, но из органов тут же выпрут! А то и проводим проверки, не дожидаясь жалоб. Так, для профилактики.

Эту лютую практику начальник Управления ГИБДД Сандалов ведет уже с 1996 года, как заступил на пост. Хорошо сие или плохо, автор не может сказать однозначно, и вот почему. У нас, как известно, милиции, учителям и врачам денег не платят. И в большинстве своем эти люди живут подаяниями. А если совсем их лишить источника питания по примеру вятских гаишников? Вы представьте себя под ножом не берущего взяток хирурга, которого пошатывает от недоедания и у которого течет слюна от запаха свежего мяса.

А голодный учитель страшнее черта!

— Мы недавно делали рейд с местным телевидением, — рассказывает руководитель пресс-службы областной ГИБДД Андрей Таджибаев , — заехали в поселок Пасегово, остановили пьяного парня на «Запорожце», стали составлять протокол. Но откуда ни возьмись нахлынула пьяная свадьба, едва нас не затоптали. А громче всех кричала и крыла нас трехэтажным матом прямо на видеокамеру пьяная. поселковая учительница! Чему такая научит?!

На посту ГИБДД под городом Советском дежурят два заморенных сержантика с потухшими очами и хмурый-прехмурый старший лейтенант. На столе у них на обед ровно одна буханка белого хлеба, полбанки сахарного песку и некое подобие чая. За будкой ГИБДД поленница толстых чурок и пудовый колун. Когда полуголодный сержантик помашет тем колуном с полчаса, дабы растопить печь (на электричество денег нет), то после требовать от него исправной службы уж как-то бесчеловечно. Но служивые благодарны и этой участи, поскольку другой работы в городе не имеется. А на три тысячи худо-бедно можно тянуть семью.

«Морда — во! А деньги аж из голенищ сыплются!»

— Это вам не Москва ! — поясняют корреспонденту на каждом посту и часто рассказывают одну и ту же байку, выдавая ее за реальность. — У нас один поехал в столицу на своей машине и где-то там заблудился на Новом Арбате . Смотрит, гаишник стоит. Толстый такой, морда — во! А из перчаток у него и даже из сапог деньги торчат — рубли и доллары! Наш-то подходит и говорит: «Я тоже в ГАИ работаю, в Кировской области. Скажи, коллега, как мне туда-то проехать?» А тот на нашего посмотрел и говорит: «Если ты правда работаешь в ГАИ, то почему такой тощий?»

Конечно, брать взятки — нехорошо, но и платить копейки служивым людям за их тяжкую, часто опасную службу — нехорошо вдвойне. Страшно подумать, если вятский опыт приживется по всей России, тогда наши стражи дорог при нынешнем к ним отношении властей просто вымрут как класс. Будь моя воля, разрешил бы гаишникам брать ну хотя бы консервами.

Взятка — дело интимное, и доказать ее факт очень хлопотно. Утлые будки постов ГАИ на вятских дорогах, конечно же, никаких скрытых видеокамер не имеют. Согласно инструкции, взяткодателя надо сначала сурово послать подальше, разъяснив ему смысл уголовной статьи, карающей за взяточничество. Большинство виновных водителей, все понимая с первого раза, смиренно подписывают протокол. Но иные горячие парни из теплых краев, где дача взятки должностному лицу считается признаком хорошего воспитания, упорно пытаются поощрить «командира» за его нелегкую службу. Тогда такого неугомонного инспектор просит немного подождать и вызывает сотрудников ОБЭПа (отдел борьбы с экономической преступностью). Те тихо проникают на пост ГАИ, прячутся за дощатой стеной и наблюдают сквозь дырку от сучка за всем действом. Инспектор еще раз растолковывает взяткодателю преступность его деяний и даже взывает к гражданской совести, но нарушитель дорожный понимает сие, как «надо добавить купюру-другую». Он добавляет и протягивает деньги «командиру», но тот, согласно инструкции, не должен их касаться руками и даже ни голосом, ни взглядом не должен указывать место, куда положить взятку. Горячий парень, немного подумав «куда бы засунуть инспектору деньги?», обычно кладет их в вахтенный журнал. И в это время. Уже звеня кандалами, парень предлагает деньги и сотрудникам ОБЭПа, и даже понятым — продавщицам из ночного ларька, но его безжалостно волокут в «воронок» и заточают в КПЗ. Потом приезжают из аула родственники, предлагают взятку следователю, прокурору, судье, но вятская карательная машина беспощадна и неподкупна. Парень получает свои два года условно и после ездит на севера только через Вологду и Удмуртию по кривым, но опробованным дорогам.

Почему менты пытают и берут взятки

6 июня 2005 17:51 130

. В Ульяновске по обвинению в изнасиловании и убийстве 19-летней девушки задержан младший сержант, который являлся руководителем местной преступной группировки.

. В Башкирии милиционер на своей машине сбил пенсионерку. Бабушка могла бы выжить, но, чтобы замести следы и избавиться от свидетеля, постовой забил пожилую женщину молотком и скрылся с места преступления.

. В Питере врач с коллегой возвращался домой с дежурства. У станции метро их остановили двое милиционеров, без объяснения причин отвезли в отделение. Там врача избили ногами так, что он потерял сознание, а когда очнулся, старшина милиции связал его ремнем, притянув запястья к лодыжкам, продел лом сквозь связанные руки и ноги, подвесил между двух стульев и на глазах у начальства продолжил избиение.

В открытых источниках таких историй — сотни.

. Выступая не так давно перед Федеральным собранием, президент сказал, что система внутренней безопасности России больна, ее надо реформировать. Кто бы с этим спорил. Сообщениями о милицейском беспределе пестрят страницы российских газет: кроме борьбы с преступностью, сотрудники правоохранительных органов торгуют оружием, наркотиками и оперативной информацией; организовывают бордели, грабят и выбивают дань.

Конечно, в основном «оборотней» сажали — и на первый взгляд все выглядело пристойно. («В семье не без урода, но мы сами заинтересованы чистить наши ряды!» — заявляет МВД .) Но чем дольше мы изучали проблему, тем чаще появлялась мысль о глубоком кризисе системы.

Необходимое пояснение: в нашем расследовании, посвященном милиции, вы не найдете интервью НИ ОДНОГО действующего высокопоставленного сотрудника милиции. Начиная с февраля (!) мы посылали запросы об интервью всевозможным службам МВД РФ и ГУВД столицы. МВД в итоге отказало под благовидным предлогом. ГУВД официально вообще не ответило, но в устном разговоре нам намекнули: «Материал невыгоден для милиции».

Пытки

Почему милиционеры используют пытки? Почему бьют, применяют «слоника» (это когда надевают на человека противогаз и не дают дышать), «ласточку» (сковывают за спиной руки и ноги) и прочие ужасы?

Эксперт « КП » — член Комитета Госдумы по безопасности Геннадий ГУДКОВ (полковник ФСБ в отставке):

— Профессионализм сотрудников милиции падает — и, когда они начинают раскрывать преступления, в ход идут пытки. Почему? Да потому что по-другому милиционеры не умеют добиваться признания. Не знают, как собрать доказательства: зафиксировать следы преступления, произвести осмотр места событий, создать протокол допроса свидетелей. А ведь перед ними ставят задачу разоблачить преступника. И они начинают изгаляться.

В марте Комитет Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству даже проводил «круглый стол», посвященный проблеме милицейских пыток. Приглашенные на него представители общественности были едины во мнении: в условиях, когда у милиции нет ни денег, ни материально-технической базы, ни профессионального опыта, единственный способ изобличить преступника — это заставить его признаться. Ужас в том, что ПЫТКОЙ заставить признаться можно любого. Например, вас.

Мы взяли интервью и в Генпрокуратуре и в прокуратуре Москвы , и мнение было единым: прокуроры нещадно борются с преступниками из числа милиционеров. По каждому заявлению о пытках проводится тщательная объективная проверка — и не вина прокуратуры, что 90 процентов жалоб. не подтверждаются.

Смотрите так же:  Договор о предоставлении услуг в гостинице

Кристина БОРИСОВА , начальник отдела Моспрокуратуры:

— Основное количество жалоб на избиения и пытки подают обвиняемые в тяжких преступлениях. И делают они это в большинстве с целью оклеветать сотрудников милиции и избежать уголовной ответственности.

Часть заявлений — прокуратура признает это — конечно же, имеет под собой реальные основания: но доказать преступление не удается по объективным обстоятельствам. Пытка — трудный состав для доказывания.

Как часто милиция применяет пытки и как часто люди лгут, что их пытали, на самом деле не знает никто: данных не существует. Мнения депутатов и мнения сотрудников прокуратуры оказались диаметрально противоположными.

. 17 марта 2000 года по обвинению в многократном применении пыток были арестованы зам. начальника Варненского РОВД Челябинской области И. Сурайкин и весь состав уголовного розыска. В ответ общее собрание РОВД предъявило начальству ультиматум: коллектив отказался выполнять служебные обязанности, «пока не прекратятся репрессии». В случае невыполнения требований милиционеры угрожали применить «более радикальные формы протеста». Потом «бунт» удалось погасить; следствие установило 33 факта преступной деятельности задержанных (вставляли шланг в анальное отверстие, надевали противогаз — кое-кого довели до самоубийства), но это уже не важно. Важно, что взбунтовавшиеся стражи порядка ИСКРЕННЕ полагали, что их притесняют несправедливо! Видимо, считали, что имеют право бить (а их не имеют права за это арестовывать).

Укрывательство преступлений

Из доклада Генерального прокурора России УСТИНОВА на коллегии Генпрокуратуры:

«Уголовная статистика, к сожалению, отражает не истинное количество совершенных преступлений, а негодную практику их регистрации. Сегодня милиция выполняет много функций, но главная функция — это защита людей от преступных посягательств. А в сложившейся ситуации с регистрацией получается, что она (милиция. — Авт.) объективно покрывает преступников, помогает им избежать заслуженного наказания, потому что часть преступлений вообще не регистрируется.

Нет регистрации, значит, нет преступления. Следовательно, нет и правосудия.

Есть весьма лукавые цифры».

Думаем, вы сталкивались с этим. Если в постреформенной России почти каждая семья становилась жертвой криминала, то, значит, каждая семья хоть раз, да обращалась в милицию. А ее из этой милиции. Согласно милицейской поговорке: «Заявитель — враг дежурной части».

«Укрывательство» — это комплекс мер по непринятию у населения заявлений: чтобы ничего по ним не делать и чтобы преступления, указанные в этих заявлениях, не «светились» ни в каких отчетах. И если к профессионализму милиции в других областях есть вопросы, то здесь они — виртуозы. Тонкости процесса нам рассказал бывший сотрудник:

— В дежурке сидит «отказник»: человек, задача которого отказать в приеме заявления или в возбуждении дела. Тут целая система: трущегося возле окошка просителя надо «не замечать»: углубляться в бумажки, говорить по рации — многие не решатся «отвлекать» и уйдут. Дальше: так опрашивать заявителя, чтобы из его ответов заранее структурировать отказной материал. Вот приходят пожилые люди, говорят: украли ондатровую шапку. Опер: ух ты, ондатровую? Откуда деньги? Люди пугаются — у всех же неладно с доходами, — оправдываются: да ей лет десять. Опер: десять, не пятнадцать? Люди только рады: пиши пятнадцать. И выходит: украдена рухлядь — да ей цена сто рублей (по закону уголовное дело возбуждается, только если ущерб составляет определенную сумму: сейчас это две тысячи пятьсот рублей. — Авт.).

Валерий МАКСИМЕНКО , начальник управления по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Генпрокуратуры России (именно эта структура «отслеживает» проблему):

— В основном они действуют убеждением. Пример: гражданин пишет заявление, что у него украли сотовый телефон (прокуратура в порядке надзора просматривает все материалы, по которым милиция отказала в возбуждении уголовного дела. — Авт.). А через день — следующее заявление: «Ко мне приехали милиционеры и предложили лучше поискать телефон: я потряс свой пиджак, и вдруг нашел пропажу во внутреннем кармане. Большое спасибо сотрудникам милиции». Прокурорским, которые это читали, смешно просто стало. Вызвали этого человека, спросили: «Действительно так было?» Он: «Да нет, конечно, просто приехали, объяснили: ну где, мол, будем его искать?» Уговорили.

В справках Генпрокуратуры (мы пролистали их кипу) так и формулируется: «оперуполномоченный такой-то неоднократно оказывал психологическое воздействие на потерпевшего сякого-то, убеждая, что похищенное не будет найдено».

Бывает, заявление заставляют забрать угрозами. Бывает, как с той шапкой, — просто обманом.

Собственно, а для того ли мы милицию кормим?

Ровно так думает и Генпрокурор Устинов: потому что с момента его назначения в 2000 году на должность борьба с укрывательством стала одним из приоритетных прокурорских направлений. Милиционеров обличают, проводят «круглые столы», возбуждают против них уголовные дела (поэтому, люди добрые, если в милиции вас пытаются «футболить», скоренько бегите в прокуратуру).

Имеет ли кампания успех?

И президент Путин , и сам Устинов все время говорят об этом в своих выступлениях: как укрывали, мол, так и укрывают.

Почему милиционеры так поступают?

Начальник отдела Моспрокуратуры Кристина Борисова:

— Они таким образом регулируют статистику, потому что весь объем совершаемых преступлений раскрыть не могут.

Наши эксперты едины: путем укрывательства органы избавляют себя от «лишней» работы. Другими словами, МВД, нормально «принимавшее» объем преступности, существовавший в РСФСР , новым, послереформенным, валом оказалось накрыто с головой. Страшненькую справку в 2002 году обнародовало Министерство внутренних дел России:

«Предварительный анализ показывает, что регистрация всех преступлений, сведения о которых поступают в органы внутренних дел, приведет к резкому увеличению объема оперативно-следственной работы, успешно справиться с которым. они едва ли будут в состоянии. По экспертным оценкам, сегодня на учет ставится не более четверти совершаемых преступлений. Следовательно, их количество может возрасти до 10 — 12 миллионов. Сегодня ни правоохранительные органы, ни общество в целом пока не готовы к такому развитию ситуации. Кроме того, даже частичная адаптация органов внутренних дел к возросшей нагрузке может вызвать коллапс судебной системы. »

Генпрокурор, выступив в Госдуме 9 марта, несколько снизил масштаб проблемы: по его мнению, в стране регистрируется треть происходящих преступлений, то есть в реальности их — девять миллионов. Честно говоря, не легче.

Что надо сделать, чтобы решить проблему, эксперты МВД сказали давно: в четыре раза увеличить количество сотрудников уголовного розыска (сейчас их 40 тысяч — а надо 150), резко повысить им зарплату; создать новые учебные заведения и новую материально-техническую базу; потом, вновь пойманных преступников надо куда -то сажать. К этому общество, видимо, не готово тоже.

Хорошо, спросите вы, а почему милиция (пусть не способная РАСКРЫТЬ все преступления) не может просто честно их регистрировать? Цифры бы стали такими страшными, что денег МВД, глядишь, и подкинули бы? А так не получается потому, что внутренняя, ведомственная оценка этого министерства строится на увеличении раскрываемости. Раскрываемость — это процентное отношение количества раскрытых преступлений к количеству совершенных. Что нужно сделать, чтобы раскрываемость была хорошей — задачка для шестого класса: совершенных «сделать» поменьше, раскрытых — побольше (то есть регистрировать в основном те преступления, которые можешь раскрыть).

В этой пресловутой раскрываемости — корень многих зол: вот разве бы пытала милиция невиновных, кабы ее не дрючили за нераскрытые дела? Об отмене вредного показателя говорят уже лет пятнадцать, но все стоит на мертвой точке.

Фальсификация статистики

Обратная сторона раскрываемости — фальсификация статистики.

Александр ГУРОВ , генерал-лейтенант милиции, бывший начальник НИИ МВД, член Комитета по безопасности Госдумы:

— Сложилась нездоровая практика, что если в этом году у тебя триста раскрытых тяжких преступлений, то в следующем году должно быть хоть на одно, да больше. И сотрудник вынужден фальсифицировать! Я задал вопрос нынешним милиционерам: «А если у вас вообще ни одного тяжкого преступления на территории — всех уголовников пересажали, всю профилактику провели?» Они: «Тогда с нас шкуру спустят. Это значит, мы не работаем. »

Способы фальсификации чудовищны. Ладно, если милиционеры просто записывают в отчеты выдуманные преступления («Проверяем, — делился начальник управления по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Генпрокуратуры России Максименко, — а таких людей вообще не существует».). А бывают и подбросы: чаще всего — наркотиков или патронов. По словам председателя милицейского профсоюза Москвы Михаила Пашкина , в столице были случаи, когда начальники просто-таки раздавали сотрудникам эти патроны.

Та же ситуация и в случае с административными задержаниями. Спускается «план по палкам», и несчастный участковый идет. переписывать могилы на кладбище. Он выбирает свежие надгробия, чтобы информация о смерти этих людей еще не поступила в ЗИЦ (зональный информационный центр) ГУВД, и задним числом составляет на умерших протоколы: «Ругались матом». Потом «хулиганов» пробуют вызывать в суд.

(О милицейской коррупции — в следующей части.)

Какие наказания и последствия для сотрудника ДПС и автолюбителя при даче взятки.

Традиционным способом избавиться от наказания у нас является взятка. И как от любой дурной традиции, от неё крайне трудно избавиться. К сожалению, немалое число водителей, остановленных инспекторами ГИБДД за нарушение, сразу же начинают предлагать «решить дело на месте». Однако нужно помнить: мало того, что такое поведение незаконно – оно ещё и опасно как для самого инспектора, так и для водителя.

Смотрите так же:  Приказ о подготовки документов

Разберёмся же, что грозит тому, кто даёт и кто берёт взятки – и что делать, если взятку у вас откровенно вымогают.

○ Взятка сотруднику ГИБДД.

Прежде всего, необходимо определиться с тем, что считается взяткой. Её определение в российском праве даёт Уголовный кодекс в ст. 290:

  • «Получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав (в том числе когда взятка по указанию должностного лица передается иному физическому или юридическому лицу) за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.»

Это означает следующее:

  • Деньги или иные материальные ценности передаются должностному лицу. Инспектор ГИБДД, будучи при исполнении, к ним относится.
  • Взятка даётся за действия, которые входят в полномочия такого лица. Если, к примеру, у вас сломалась машина, добрый инспектор разрешил вызвать эвакуатор со своего личного телефона, а вы в знак благодарности дали ему за это денег – взяткой это считаться не может: в обязанности ГИБДД предоставление услуг связи не входит, поэтому деньги будут считаться подарком. Правда, если при этом вы расщедритесь и дадите инспектору больше 3 000 рублей, он обязан будет сдать эти деньги в кассу: принимать подарки свыше этой суммы должностным лицам от граждан запрещено.

○ Ответственность сотрудника ГИБДД.

Сотрудник ГИБДД, взявший от водителя деньги за то, чтобы не составлять протокол, либо составить его о менее тяжком нарушении, совершает уже не административное нарушение, а уголовное преступление. И в этом случае его ждёт наказание по ст. 290 УК РФ:

  • За малый размер (до 25 тысяч рублей) – от штрафа до 1 миллиона рублей до лишения свободы до 3 лет.
  • За значительный размер (свыше 25 тысяч) – от штрафа до полутора миллионов рублей до лишения свободы на срок до 6 лет.
  • За крупный размер (от 150 тысяч) – от штрафа до 4 миллионов до лишения свободы на срок от 7 до 12 лет. То же самое наказание ждёт и инспектора, откровенно вымогавшего взятку.
  • За особо крупный размер (свыше 1 миллиона) – от штрафа в 3 миллиона до лишения свободы от 8 до 15 лет.
  • Если при этом взятка взята за заведомо незаконные действия (например, при ДТП инспектор указал в документах виновником совсем другое лицо, хотя и знал правду) – штраф от полумиллиона до 2 миллионов, либо лишение свободы от 3 до 8 лет.

При этом нужно помнить, что лишение свободы и штраф друг друга не исключают: посаженный инспектор вполне может дополнительно заплатить штраф. Кроме того, дополнительно ему может быть запрещено занимать определенные должности на разные сроки – в зависимости от тяжести преступления.

○ Ответственность владельца ТС.

Но пусть инспектора самого волнуют те проблемы, которые возникают в том случае, если он примет взятку. Что ждёт автомобилиста?

И здесь уголовное законодательство сообщает о крайне невесёлых последствиях. Ст. 291 УК РФ сообщает следующее:

  • За дачу взятки в малом размере – от штрафа до 500 тысяч рублей до лишения свободы сроком до 2 лет.
  • За дачу в значительном размере – от штрафа до миллиона до лишения свободы на 5 лет.
  • В крупном размере – от штрафа не менее 1 и не более 3 миллионов до лишения свободы от 7 до 12 лет.
  • В особо крупном размере – от штрафа минимум в 2 , а максимум в 4 миллиона рублей либо лишение свободы от 8 до 15 лет.
  • Если взятка давалась за заведомо незаконные действия инспектора – от штрафа до полутора миллионов до лишения свободы сроком до 8 лет.

Как и в случае с получением взятки, лишение свободы может сочетаться со штрафом и лишением прав. Размер взятки рассчитывается так же, как и в случае с её получением.

Даже в том случае, если вы не сами даёте взятку, а выступаете лишь посредником, это является преступлением в силу ст. 291.1 УК РФ. Наказание здесь тоже зависит от размера взятки и составляет от штрафа минимум в 700 тысяч рублей до лишения свободы на 12 лет.

○ Советы юриста: как избежать последствий.

Прежде всего нужно помнить: избежать наказания реально. Это возможно в следующих случаях:

  • Если взятку у вас вымогали.
  • И если вы первым обратились в полицию и полностью признались в содеянном.

Таким образом, если инспектор требует деньги или намекает, что неплохо было бы заплатить прямо ему, вы должны действовать следующим образом:

  1. Прежде всего – не платить! Ответственность за любое административное нарушение куда меньше, чем по ст. 291 УК РФ.
  2. Если всё-таки вы поддались и решили дать взятку – фиксируйте этот факт любым способом. Сойдёт всё – от свидетельских показаний до записи видеорегистратора. Если есть диктофон (а на большинстве современных телефонов, смартфонов или планшетов он есть) – включите и фиксируйте речь инспектора. Доказательств много не бывает!
  3. Как только инспектор подошёл к вам – попросите его предъявить удостоверение. В руки вам давать его он не имеет права – но дать возможность прочесть он обязан. Прочтите вслух данные с удостоверения, чтобы они отразились на записи.
  4. Если инспектор требует предъявить автомобиль к полному осмотру (включая багажник и салон) – в ответ потребуйте составить протокол и предоставить понятых. Без них сотрудник ГИБДД имеет право осматривать автомобиль только снаружи.
  5. Ведите себя предельно корректно, не поддавайтесь на провокации.
  6. Если прозвучало прямое требование денег – предупредите инспектора, что разговор записывается.
  7. Позвоните на «горячую линию» ГИБДД. Обычно её номер написан прямо на кузове патрульной машины. Если же номера нет – звоните на «02» или «112».
  8. Если всё-таки дача взятки состоялась – немедленно обращайтесь в УСБ местного управления МВД или прокуратуру. Помните: своевременное заявление освобождает вас от ответственности.

Ну и самое главное – не допускайте нарушений. Если нет оснований для того, чтобы к вам придраться – не потребуется давать взятку.

Руководство областной ГАИ просит не предлагать взятки инспекторам. Санкции за подобное правонарушение жесткие — штраф до полумиллиона рублей, исправительные работы и даже лишение свободы сроком до двух лет. Об этом смотрите сюжет новостей на канале «Губерния».

Опубликовал : Вадим Калюжный, специалист портала ТопЮрист.РУ

Новые копы берут взяток больше, чем старые «менты»

Новая честная полиция не только разбивает патрульные машины и сбивает женщин на дорогах, но и берет немалые взятки. Так, вчера, пока в Киеве проходил пафосный антикоррупционный форум, сотрудник Национальной полиции Украины попался на получении от посредника части «калыма» в сумме 17,5 тыс. гривен(750 у.е.). Видимо, он не прошел тесты, разработанные новым руководителей украинской полиции Деканоидзе по лучшим американским лекалам. А возможно, на нем сломался детектор лжи, через которых прогоняют всех полицаев. В итоге – поставил под сомнение качество грузинских реформ в Украине.

«Оперуполномоченный департамента защиты экономики ГУ Нацполиции Украины в городе Киеве требовал взятку за прикрытие незаконной деятельности предприятия, осуществляющего операции с иностранной валютой», – отметили в МВД. Проще говоря, коп требовал деньги за крышевание валютного ларька, которые плодятся как грибы.

Правоохранитель задержан во время получения неправомерной выгоды. К этому задокументировано получение полицейским еще 1 тыс. долларов США взятки. Сотрудник Национальной полиции задержан в порядке ст. 208 УПК Украины. Проводятся первоочередные следственные действия. В общем, ничего не изменилось, и новые копы гребут взятки куда активней прежних «ментов».

На днях был на почте, где отправлял посылочку от тайного Санты.

Стоим довольно долго, очередь.

Ну тут на почту заходит мужик и протискивается прямо к окошку.

На возмущение толпы отвечает: спокойно, я следователь.

Подходит к окошку, показывает операционистке удостоверение и просит её выйти на улицу «на пару минут», надо побыть понятой.

Девушка накидывает куртку и выходит.

Очередь стоит и понемногу закипает.

Минуты через 3 девушка возвращается вся аж пунцовая от возмущения и рассказывает напарнице в подсобке.

-Прикинь Машка, менты вообще охренели.

— Гаишники остановили водителя за какое то нарушение, водитель спешил и хотел дать ментам взятку, чтобы отпустили. А менты вызвали следователя, типа он им взятку предлагал.

— Ну а ты то здесь причём?

— А меня хотели привлечь как свидетеля, типа что я видела как водитель предлагал деньги. Вообще охреневшие менты.

— Ну сказала бы что видела, тебе то что!

— Ты дура что ли совсем. А потом адвокат этого мужика выяснит, что я за весь день вообще из почты не выходила. И тогда уже на меня заведут дело за лжесвидетельствование. А я не хочу из-за ментов потом судимость получить.

Вот так вот. Кстати ходят слухи что у полицаев рейд идёт по борьбе со взяточничеством. И уже много водителей предлагающие решить вопрос на месте круто встряли. Так что будьте осторожны. Полиционеры знают о рейде и боятся брать деньги, опасаясь что водитель подставной.