Только ОРУЖИЕ и АТЕИЗМ спасут эту страну.

Выступление родновера Ивана Белецкого Клуб родноверов 8 сентября 2016 г

И.А. Крылов. Мирон

Видать случалось часто мне,
Как доступ не легок в высокие палаты;
Да только всё собаки виноваты –
Мироны ж сами в стороне.

Жил в городе богач, по имени Мирон.
Я имя вставил здесь не с тем, чтоб стих наполнить;
Нет, этаких людей не худо имя помнить.
На богача кричат со всех сторон
Соседи; а едва ль соседи и не правы,
Что будто у него в шкатулке миллион –
А бедным никогда не даст копейки он.
Кому не хочется нажить хорошей славы?
Чтоб толкам о себе другой дать оборот,
Мирон мой распустил в народ,
Что нищих впредь кормить он будет по субботам.
И подлинно, кто ни придет к воротам –
Они не заперты никак.
“Ахти! – подумают, – бедняжка разорился!”
Не бойтесь, скряга умудрился:
В субботу с цепи он спускает злых собак;
И нищему не то чтоб пить иль наедаться, –
Дай бог здоровому с двора убраться.
Меж тем Мирон пошел едва не во святых.
Все говорят: “Нельзя Мирону надивиться;
Жаль только, что собак таких он держит злых
И трудно до него добиться:
А то он рад последним поделиться”.

Видать случалось часто мне,
Как доступ не легок в высокие палаты;
Да только всё собаки виноваты –
Мироны ж сами в стороне.

1829

ПЕСТРЫЕ ОВЦЫ – И.А. Крылов.

Какие ж у зверей пошли на это толки?—
Что Лев бы и хорош, да все злодеи волки.

Лев пестрых не взлюбил овец.
Их просто бы ему перевести не трудно;
Но это было бы неправосудно —
Он не на то в лесах носил венец,
Чтоб подданных душить, но им давать расправу;
А видеть пеструю овцу терпенья нет!
Как сбыть их и сберечь свою на свете славу?
И вот к себе зовет
Медведя он с Лисою на совет —
И им за тайну открывает,
Что, видя пеструю овцу, он всякий раз
Глазами целый день страдает,
И что придет ему совсем лишиться глаз,
И, как такой беде помочь, совсем не знает.
«Всесильный Лев!» — сказал, насупяся, Медведь:
«На что тут много разговоров?
Вели без дальних сборов
Овец передушить. Кому о них жалеть?»
Лиса, увидевши, что Лев нахмурил брови,
Смиренно говорит: «О, царь! наш добрый царь!
Ты верно запретишь гнать эту бедну тварь —
И не прольешь невинной крови.
Осмелюсь я совет иной произнести:
Дай повеленье ты луга им отвести,
Где б был обильный корм для маток
И где бы поскакать, побегать для ягняток;
А так как в пастухах у нас здесь недостаток,
То прикажи овец волкам пасти.
Не знаю, как-то мне сдается,
Что род их сам собой переведется.
А между тем пускай блаженствуют оне;
И что б ни сделалось, ты будешь в стороне».
Лисицы мнение в совете силу взяло,—
И так удачно в ход пошло, что, наконец,
Не только пестрых там овец —
И гладких стало мало.
Какие ж у зверей пошли на это толки?—
Что Лев бы и хорош, да все злодеи волки.

Куприн Александр Иванович – Молох

– Видите ли, дорогой мой, – говорил он директору, тяжело подымаясь вместе с ним на ступеньки станции, – нужно уметь объясняться с этим народом. Вы можете обещать им все что угодно – алюминиевые жилища, восьмичасовой рабочий день и бифштексы на завтрак, – но делайте это очень уверенно. Клянусь вам: я в четверть часа потушу одними обещаниями самую бурную народную сцену..

Квашнин увидел, что ему не вырваться из этого живого кольца, обступившего его со всех сторон.
– Стой, бабы! Не галдеть! – крикнул он, покрывая сразу своим басом их голоса. – Орете все, как на базаре. Ничего не слышу. Говори кто-нибудь одна: в чем дело?
Но каждой хотелось говорить одной. Крики еще больше усилились, и слезы еще обильнее потекли по лицам.
– Кормилец… родной… рассмотри ты нас… Никак не можно терпеть… Отошшали!.. Помираем… с ребятами помираем… От холода, можно сказать, прямо дохнем!
– Что же вам нужно? От чего вы помираете? – крикнул опять Квашнин. – Да не орите все разом! Вот ты, молодка, рассказывай, – ткнул он пальцем в рослую и, несмотря на бледность усталого лица, красивую калужскую бабу. – Остальные молчи!
Большинство замолкло, только продолжало всхлипывать и слегка подвывать, утирая .глаза и носы грязными подолами…
Все-таки зараз говорило не менее двадцати баб.
– Помираем от холоду, кормилец… Уж ты сделай милость, обдумай нас как-нибудь… Никакой нам возможности нету больше… Загнали нас на зиму в бараки, а в них нешто можно жить-то? Одна только слава, что бараки, а то как есть из лучины выстроены… И теперь-то по ночам невтерпеж от холоду… зуб на зуб не попадает… А зимой что будем делать? Ты хоть наших робяток-то пожалей, пособи, голубчик, хоть печи-то прикажи поставить… Пишшу варить негде… На дворе пишшу варим… Мужики наши цельный день на работе… Иззябши… намокши… Придут домой – обсушиться негде.
Квашнин попал в засаду. В какую сторону он ни оборачивался, везде ему путь преграждали валявшиеся на земле и стоявшие на коленях бабы. Когда он пробовал протиснуться между ними, они ловили его за ноги и за полы длинного серого пальто. Видя свое бессилие, Квашнин движением руки подозвал к себе Шелковникова, и, когда тот пробрался сквозь тесную толпу баб, Василий Терентьевич спросил его по-французски, с гневным выражением в голосе:
– Вы слышали? Что все это значит?
Шелковников беспомощно развел руками и забормотал:
– Я писал в правление, докладывал… Очень ограниченное число рабочих рук… летнее время… косовица, высокие цены… правление не разрешило… ничего не поделаешь…
– Когда же вы начнете перестраивать рабочие бараки? – строго спросил Квашнин.
– Положительно неизвестно… Пусть потерпят как-нибудь… Нам раньше надо торопиться с помещениями для служащих.
– Черт знает что за безобразия творятся под вашим руководством, проворчал Квашнин. И, обернувшись опять к бабам, он сказал громко: – Слушай, бабы! С завтрашнего дня вам будут строить печи и покроют ваши бараки тесом. Слышали?
– Слышали, родной… Спасибо тебе… Как не слышать, – раздались обрадованные голоса. – Так-то лучше небось, когда сам начальник приказал… спасибо тебе… ты уж нам, соколик, позволь и щепки собирать с постройки.
– Хорошо, хорошо, и щепки позволяю собирать.
– А то поставили везде черкесов [*], чуть придешь за щепками, а он так сейчас нагайкой и норовит полоснуть…

[*] – В южном крае на заводах ив экономиях сторожами охотнее всего нанимают черкесов, отличающихся верностью и внушающих страх населению. (Прим. автора.)

– Ладно, ладно… Приходите смело за щепками, никто вас не тронет, успокаивал их Квашнин. – А теперь, бабье, марш по домам, щи варить! Да смотрите у меня, живо! – крикнул он подбодряющим, молодцеватым голосом. – Вы распорядитесь, – сказал он вполголоса Шелковникову, – чтобы завтра сложили около бараков воза два кирпича… Это их надолго утешит. Пусть любуются.
Бабы расходились совсем осчастливленные.
– Ты смотри, коли нам печей не поставят, так мы анжинеров позовем, чтобы нас греть приходили, – крикнула та самая калужская баба, которой Квашнин приказал говорить за всех.
– А то как же, – отозвалась бойко другая, – пусть нас тогда сам генерал греет. Ишь какой толстой да гладкой… С ним теплей будет, чем на печке.
Этот неожиданный эпизод, окончившийся так благополучно, сразу развеселил всех. Даже Квашнин, хмурившийся сначала на директора, рассмеялся после приглашения баб отогревать их и примирительно взял Шелковникова под локоть.
– Видите ли, дорогой мой, – говорил он директору, тяжело подымаясь вместе с ним на ступеньки станции, – нужно уметь объясняться с этим народом. Вы можете обещать им все что угодно – алюминиевые жилища, восьмичасовой рабочий день и бифштексы на завтрак, – но делайте это очень уверенно. Клянусь вам: я в четверть часа потушу одними обещаниями самую бурную народную сцену..

Но лишь в 1974 году началась поэтапная законная отмена крепостного права в СССР.

Но лишь в 1974 году началась поэтапная законная отмена крепостного права в СССР.

Колхозникам же паспорта просто не выдавались, а из колхоза было разрешено отлучаться лишь по однократной справке, выдаваемой председателем колхоза, с указанием цели и срока отлучки (но не более 30 суток) . Так что они были даже «более крепостными» , чем при царизме.

Полная паспортизация началась, однако, лишь 1 января 1976 года!!! и закончилась 31 декабря 1981 года!!!. За шесть лет в сельской местности было выдано 50 миллионов паспортов.(50 миллионов РАБОВ!!! БОЛЕЕЕ КРЕПОСТНЫХ!!!)

Когда ЦИК и СНК СССР ввели в 1932 паспортную систему, лица без паспорта подвергались штрафу, а если они прибыли из других районов СССР, то ещё и удалению в административном порядке, а без прописанного в данной местности паспорта нельзя поступить на работу. Read More …

Час Х. 5 ноября 2017 года. “Бог создал людей, а Сэмюэл Кольт уравнял их в правах”

“Бог создал людей, а Сэмюэл Кольт уравнял их в правах”

5 ноября 2017 года

Канал Артподготовка на ютубе                               ОФИЦИАЛЬНЫЙ
ТВИТТЕР МАЛЬЦЕВА                                                     ОФИЦИАЛЬНЫЙ 

Вырезки из передачи на актуальные темы, цитаты, высказывания, прогнозы.
ARTPODGOTOVKA V RAZREZE и их группа ВКонтатакте

Аудиоверсии передачи для скачивания для слабого интернета (быстро обновляемый)
Аудиоверсии передачи для скачивания-2(альтернативный источник)
Аудиоверсии передачи для скачивания-3 (альтернативный источник)
Аудиоверсии передачи для скачивания-4 (альтернативный источник)

ФУТБОЛКИ ЗАКАЗАТЬ МОЖНО ЗДЕСЬ

ПРЯМЫЕ ЭФИРЫ ПО БУДНЯМ В 21.00 МСК